В эфире. Хроника нового утра

Часть 1

– …А потому: никогда не отчаиваетесь. Жизнь слишком драгоценна, чтобы тратить её на плохие ощущения, – произнёс диктор. – С вами была Анфиса Волкова в этот утренний час. И мы ставим напоследок песню «Fragile» от Poets of the Fall.

На часах семь утра.

Перрон метрополитена резко наполнился людьми. Кто на работу, кто с ночных смен. Заспанные, уставшие, замурованные в одежде и ненависти. Они не успели увидеть солнце этого дня, как тут же принялись обсуждать отчёты, начальников, непослушных учеников, дураков-соседей.

– Я опаздываю! – красятся на ходу, зашнуровывают ботинки, досушивают волосы. От них исходит морозный густой туман. На бровях то и дело виден иней.

Жизнь идёт, так быстро, при этом одинаково и монотонно.

– Эти идиоты вновь умазали стены, – пыхтит рабочий метрополитена, катя за собой тележку для уборки. Он с недовольством смотрит на стены, изрисованные не самыми талантливыми людьми, не понятно кому противостоящие. Человек проходит, точнее проползает и кидает презрительный взгляд на подростка-неформала. – Эти дети совсем в край ополоумели. Сталина на вас нет, тьфу… – и идёт дальше, ворчит. – Красятся, я не такой как все, прокалывают ухи до пупка и ходят исключительные, а в голове ни шиша.

Подросток замечает уборщика. Выдёргивает с ушей наушники и орёт на него:

– На себя посмотри зачухрылый совок. Я всё слышу! – визг, заглушённый тонкой голубой маской, пропадает в шуме. Перед подростком встаёт несколько молодых людей со спортивными сумками.

– Сегодня было хорошо. Водичка по душе прошлась, – хохочут.

– Теперь можно и математичку стерпеть.

– О да, она вновь будет беситься, что мы хлоркой пахнем.

Подросток с яркими розовыми прядями стоит у стены. Смотрит в смартфон, щурит глаза и бурчит:

– У меня всего пару тыщ… Хостел триста в сутки, но нужен паспорт. Чёрт! Чёрт! – топчет ногами, вытягивается, чтобы перевесить сумки на отдохнувшую руку.

Подросток делает прискорбное лицо и звонит единственному человеку, который может помочь.

– Да?! – голос старухи приводит в чувство. Подросток хочет сбросить звонок, но…

– Можно у вас переночевать?

– А кто эт-то?

– Майя…. Ваша внучка.

– Что-о-о? А! Всё-таки вышвырнули такую неблагодарную дрянь из дома? – и понеслось из наушников поток злости, злорадства и уничижения. Слёзы не капают из глаз Майи. Девочка стойко выдерживает брань. Могла бы ответить также, как и уборщику, но сил уже не осталось. Так и осталась пристыженной слушать и про нерадивую мать, и про неудачника-отца, про то, что уродили лишний рот, при этом чудовище, не вписывающееся в рамки поведения усреднённых масс.

– Так найдётся место для ночлега? – лишь сдавленно произносит.

– Ладно! – с удовлетворением кидает старуха и называет улицу, на которой находится её обитель.

Человек впервые за несколько часов отрывается от стены и плетётся, как и все, к краю перрона. Подходит поезд секунду в секунду, как было указано в таймере. Майя садится в вагон, прижимается, как зверь, к стойке, и пытается не упасть. Людей всё больше. Они давят, кричат, общаются по телефону, повторяют лекции, заходят и выходят, отдавливают ноги. И рычат:

– Ты бы весь вагон своими вещами заняла, – говорят подростку.

– И заняла бы, если бы захотела, – со злобой отвечает он.

– Ты чё там вякнула?

– Что слышал или ты оглох? – зло переходит в недобрую весёлость.

– Какие дети пошли, – качают головой прошлые поколения, для которых виноваты лишь молодки, для которых возраст – причина уважать, ублажать и заискивать.

Со всей силой Майя сжала алюминиевые трубы, чтобы всю силу отдать им, а не воздуху. «Нет смысла спорить, если ты знаешь, что это просто выхлоп энергии. Лучше сохранить её для чего-то значительного, например, для убеждения будущего работодателя, что вы будете лучшим работником. Я не говорю, что спорить плохо, иногда полезно, но знаете… бессмысленное выяснение отношений не делает вас искателем правды, оно лишь на короткое время поднимает заниженную самооценку, а потом… когда этот кураж заканчивается, вы оказывается в тишине, в пустоте и без сил. Тут пришёл вопрос от радиослушателя: а что делать с теми, для кого это профессиональное занятие? Интересное замечание. Действительно, для некоторых людей выплёскивание негатива на других это работа; таких называю энергетическими вампирами. Они пьют вашу энергию, когда своими выхлопами задевают вас. Вы становится уязвимыми. Лаковым кусочками. Поэтому, сталкиваясь с ними, включайте собственную гордость, умение игнорировать и сочувствие. Потому как эти люди не научились вырабатывать энергию, они поглощают чужую. Им самим от этого худо». Майя помнила этот разговор, случившийся совсем недавно, когда она стояла на перроне и пыталась отогреться.

– Станция, – оповещает голос женщины с динамиков. Майя с большими тяжёлыми сумками выходит из вагона и плетётся с потоком людей на выход.



Воль

Отредактировано: 15.01.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться