В ловушке у монстра

Глава 1

 

— Вот как возьму и стукну тебя чем-нибудь тяжёлым, — зло выплюнула я и зашипела. — Будешь ты, в конце концов, работать или нет, сволочь?

— Маш, у принтера нет мозгов, он слов не понимает, и на угрозы ему абсолютно фиолетово. Не мучайся, вызови системотехника, пусть чинит — это же его прямая обязанность, — услышала я совет коллеги, которая в нашей бухгалтерии занимала соседний стол справа от меня. Собственно, с этого факта и завязалась наша с ней дружба.

— Может, у твоего принтера и нет мозгов, а у моего, сильно подозреваю, очень даже есть, причём мозг извращённый, — переведя на девушку недовольный взгляд, отозвалась я. — Эта скотина опять печатать отказывается и вместо нужного мне документа какие-то символы распечатывает. Не удивлюсь, что символы эти на языке машин обозначают: «Да пошла ты, Сергеева, в сад и документ свой не забудь туда же прихватить», а далее - уши заворачивающий мат с объяснениями, что мне конкретно в этом саду делать и в какой позе.

— Вызови системотехника, — несмотря на мой гневный вид, спокойно повторила Елена.

— Ага, я вызову, а этот, — ткнула пальцем в пластмассового изверга, — сразу из вредности без сбоя заработает. Знаем. Уже проходили. Системотехник опять глаза закатит, у виска покрутит, скажет, как его косорукие задолбали, а когда уйдёт, эта серая кракозябра LN1020 вновь хрень начнёт мне печатать, — одним махом смяв несколько испорченных листков, которые выплюнул принтер–садист, возразила я и устало прикрыла глаза. — Что за день-то такой, ещё десять утра, а волосы на голове уже хочется повыдёргивать.

Коллега поднялась из-за стола и, пройдя небольшое расстояние, плюхнулась на мой стул для посетителей.

— Маша, ты же не из-за принтера так разнервничалась, верно? Максим опять достаёт?

Тяжело вздохнула.

— Соседи, которые по утрам дырки в стенах сверлят, - вот они достают, а Максим меня третирует. Сегодня у лифта подкараулил, много «приятного» в свой адрес выслушала.

Теперь тяжело вздохнула Елена и, оглядевшись по сторонам, ниже ко мне наклонилась.

— Совсем оборзел, — резюмировала девушка и с сожалением добавила, — и главное - никому не пожалуешься на сына одного из директоров.

— Почему, пожаловаться как раз можно, но этим я только себе вред нанесу. Борьба с руководством и их пристроенными родственниками всегда идёт в одни ворота.

— Максим же, как я поняла, вернуть тебя мечтает, но с учётом оскорблений, чудной у него какой-то план, — размышляя о нелогичности моего бывшего парня, нахмурилась девушка, и её взгляд сфокусировался на плитке молочного шоколада, которой я лечила своё испорченное Максом настроение сразу, как пришла на рабочее место.

— Это не план, а метод кнута и пряника, Макс в него свято верит, — вручив Елене сладкую радость всего женского пола, пояснила я. — Позавчера он в обеденный перерыв подловил меня на улице и в любви объяснялся, соловьём пел какая я замечательная и как ему без меня плохо. Вчера, когда столкнулись в коридоре, воспользовался тем, что вокруг не было ни души и облапал. Говорил, что без сильного мужика рядом я совсем распустилась и если не одумаюсь и к нему обратно не перееду, то пойду по рукам. Ну а сегодня с ног до головы обвалял в комплиментах. Хоть домой отпрашивайся, чтобы отмыться.

— Он что, ни на один день не оставляет тебя в покое? — удивлённо округлила глаза подруга и на автомате откусила кусочек шоколадки.

— С тех пор, как поменяла номер телефона, да. Видимо, раньше напишет что-нибудь, неважно - гадость или заверения в обожании, отправит мне, увидит галочки, что сообщение прочитано и успокоится. Теперь писать некуда, вот и бесится. Хоть обратно номер восстанавливай.

— Слушай, Машунь, твоему бывшему, судя по поведению, так и до больнички с решётками на окнах недалеко. Тебе вот что надо сделать. Когда с Максимом встречалась, наверняка он вас познакомил со своим высокопоставленным папашкой. Запишись к нему на приём и в приватном разговоре сообщи, что у его двухметрового дитятко набок съехала крыша.

— Не вариант, — уверенно мотнула я головой. — Макс для родителей не просто свет в окошке, он смысл их жизни и непогрешим. Отец его в гении записывает, а мать до сих пор носится как с маленьким, чуть ли ни в туалет за ним ныряет, пятую точку подтирать. Лишь увольнение из фирмы избавит меня от Макса и то не факт, а призрачное предположение.

— Да ты что, не вздумай! — оживилась Елена, даже в руку мне больно вцепилась. — Какой увольняться! Где ты ещё такое место найдёшь? Потерпи хотя бы полгода. Наработаешь какой-никакой стаж, тогда уж и про уход думай. А там, глядишь, и Максим твой успокоится, мужики - народ непостоянный, парень он с виду привлекательный, женским вниманием не обделён, найдёт себе кого, у него же на лбу не написано «Полный придурок». Да и мне без тебя будет в бухгалтерии некомфортно, привыкла, что есть с кем поговорить, — не забыла и о собственной выгоде коллега и, мило улыбнувшись, попросила. — Пообещай, что не напишешь заявление на увольнение, пока со мной не посоветуешься. Хорошо?

Ответить не успела, мой рабочий телефон затрезвонил, и мы с подругой, увлечённые беседой, от неожиданности вздрогнули.



Наталья Соболевская

Отредактировано: 20.03.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться