В отражении тьмы

Глава 1

 

Глава 1

 

«Магия оставляет след», - эту истину Азоль вбивали в голову с раннего детства. И она хорошо ее усвоила, умело обрывая нити волшебства, творя ворожбу. Отец добавлял: «Наследила – убери за собой», - и данное выражение относилось отнюдь не к уборке комнаты.

Азоль хорошо усвоила все уроки отца, так что поймать ее с поличным – после совершенных глупостей – никто не мог. А вот количество этих шутливых розыгрышей, иногда и опасных, росло вместе с ее силой.

Она, конечно, догадывалась, что многие ее подруги и родственницы, да и просто знакомые девушки, завидуют ее происхождению и силе. Но они ничего не знали о том, как непросто быть дочерью темного жреца, к мнению и советам которого прислушивается сам король Шарикана.

Наверное, поэтому Азоль и выросла бунтаркой! Она соперничала со старшим братом и кузинами: всегда и во всем она хотела быть первой! И когда настала пора пройти обряд и стать жрицей Тьмы – сомнений не было. Этот день должен был стать особенным для нее. Весь клан собрался в поместье отца Азоль. Прибыл на это священное действо и король Шарикана – Мендел – со свитой и наследником престола…

Азоль скользнула в лабиринт тайных ходов, позволяющих перемещаться по всему поместью, чтобы взглянуть на наследного принца, дабы утолить свое любопытство. Ведь когда принц покинул Шарикан, Азоль была еще ребенком. А месяц назад, после его возвращения домой, в родное королевство, во дворце состоялся прием, на который был приглашен и темный жрец Монтей вместе с семьей. Азоль по такому случаю заказала платье у лучшей портнихи, желая блистать при дворе. Но буквально за пару дней до приема она успела разозлить отца, устроив взрыв на полигоне, в результате которого пострадало несколько слуг. Монтей часто шел на поводу дочери, но в тот раз он был непреклонен: «Заварила эль – имей смелость испить его до дна». Азоль, впрочем, и не возмущалась, согласившись лично ухаживать за пострадавшими слугами, пока они не встанут на ноги. А платье, сшитое к королевскому приему, так и висело в гардеробной, ожидая своего звездного часа.

Поэтому сегодня Азоль и раздирало любопытство, она желала до начала обряда хоть одним глазком взглянуть на принца Карелана.

И хотя обряд объединения с Тьмой еще не состоялся, Азоль стоило только обратиться к богине, как та ответила на ее зов и скрыла своим покровом.

В мире Возгорья к шариканам относились до сих пор настороженно, ведь только в Шарикане власть Тьмы никогда не была под запретом, она властвовала в королевстве с его основания. Когда во Возгорье пришел Свет и другие боги – темные жрицы и жрецы закрыли границы Шарикана, а затем распустили слухи о запрещенных обрядах и кровожадности Тьмы. И хотя кое-что в слухах было правдой, ложь держала чужаков вдали от королевства. Азоль знала, что адепты Света считали Тьму пришлой богиней. Их хроники и свитки повествовали о силе Свете. А истина, как подозревала она, находилась где-то посередине.

К тому же, сами шарикане давно научились менять внешность, когда покидали королевство, не прибегая к мороку, ведь он мог испариться в самый неподходящий момент. Азоль знала, что после обряда придет ее время отправиться в путешествие, которое могло затянуться на месяцы или годы. И даже Монтей властью отца не мог бы приказать ей остаться.

Она выскользнула из-под защиты Тьмы в ванной комнате с запотевшими зеркалами, которая пустовала. Азоль хотела было уже уйти, когда услышала смех. И любопытство –свойственное всему ее роду – толкнуло ее заглянуть в соседнюю комнату с бассейном.

Будущая темная жрица сразу узнала принца. Он был красив, и как все высокородные шарикане был белокожим и темноволосым. Но вот его глаза сразу выдавали в нем члена королевского рода, ведь только у них были светлые, практически белые, зрачки. Этот цвет глаз был вечным напоминанием королевскому роду о предательстве их предка.

Когда во Возгорье пришел Свет, чьи адепты стали попирать Тьму, наследный принц склонил колени перед новым богом. Кара Тьмы была молниеносной – наследник лишился зрения, а проклятие пало на весь род. Только сын провинившегося принца сумел вымолить прощение у Тьмы, и ему было возвращено зрение, но зрачки оставались белыми, как напоминание – второй раз Тьма не простит. Так гласила легенда, которую еще в детстве рассказал Монтей маленькой Азоль. Но насколько правдива была эта легенда – никто не знал.

Принц Карелан плавал в бассейне с двумя смазливыми служанками. Азоль хмыкнула: отец пытался сделать пребывание наследника особенно комфортным.

Карелан резко повернул голову, расслышав фырканье за спиной. Две служанки испуганно отпрянули от принца и умудрились поклониться, не выбираясь из бассейна.

Принц же не сводил взгляда с незнакомой девушки, волосы которой были собраны в две тяжелые косы, а голову украшал обруч из черного камня. Незнакомка не присела в реверансе, нет, она насмешливо и бесстрашно наблюдая за особой королевской семьи, а ведь закон был суров к тем, кто тревожил покой наследника.

Карелан улыбнулся, подумав, что ему наконец-то улыбнулась удача встретить достойную избранницу. Служанки были забыты принцем, и он выбрался из бассейна, набросив на себя полотенце из тьмы. Бровь Азоль приподнялась выше, и она, не смущаясь, открыто окинула фигуру принца изучающим взглядом.

Тот первым склонил голову перед чародейкой.

- Не стоит, - усмехнулась Азоль, - поклоны оставь для богини.

- Власть Тьмы неоспорима. Но каждая женщина может стать богиней для своего мужчины.

Азоль приподняла и вторую бровь, фыркнула и расхохоталась. Теперь в ее взгляде промелькнул и интерес.

- Я запомню, мой принц, - пообещала она.

- Если забудешь, я обязательно напомню, - заверил Карелан, запечатлев на руке девушки поцелуй, удерживая ее ладонь дольше, нежели позволял этикет.

Она вновь фыркнула, в этот раз с неодобрением – она не любила, когда ей пытались поцеловать ладонь. Так что вместо улыбки, которую надеялся заслужить принц, она вырвала ладонь из цепкого захвата и, вновь обратившись к богине, исчезла.



Марина Халкиди

Отредактировано: 20.03.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться