В плену Титаника.

Размер шрифта: - +

Глава 1

 

Среда. 10 апреля 1912 года я собралась в своё первое в жизни путешествие на лайнере. Пробираясь сквозь суетливую толпу, непрерывно болтающую, взобралась на палубу, в руке у меня был небольшой чемоданчик с холстами и красками, который я не смогла доверить персоналу. Мне повезло, я успела практически в последние секунды. Уже прозвучал гудок, оповещающий, что через десять минут начинается отплытие, я облегчённо вздохнула.

11:55 .Иду по палубе и с замиранием сердца смотрю на людей внизу, они кажутся муравьями, мир за пределами Титаника становиться чужим, он прощается со мной. Ах, если бы я тогда знала, что всё именно так и происходит. Я ступила в новый мир, «мир Титаника».

 Вокруг царит суматоха, люди распределяются по классам и спускаются в свои отсеки. Я буду плыть первым классом. Всё потому что мой отец происходит из старинного рода Блэквудов и естественно он невероятно богат. Он богат, красив и хорошо воспитан, вот только в любви ему не везёт. Моя мать умерла при родах и с тех пор отец не может влюбиться, он даже шутит, что это его проклятье. Ему кажется неправильным влюбиться во второй раз, ведь любовь даётся нам только единожды.

Не знаю, мне кажется, что любовь ни одна, она может проявляться по-разному: любовь матери к ребёнку, ребёнка к матери, брата к сестре, бабушки к внукам. Она разная, как и  все мы и её много. Но всё же я с ним согласна, любовь между мужчиной и женщиной может быть только единожды в жизни. Всё что бывает до неё или после уже не истинная любовь.

В моём маленьком путешествии меня сопровождает Марта Марьям моя служанка. В её обязанности входит помощь в одевании, забота о моей причёске и многое другое, что я в состоянии сделать сама и в большинстве случаев так и происходит. Марта хороший человек, мне с ней комфортно. У неё длинные волосы цвета воронового крыла, миниатюрная фигура и медового цвета глаза. Если сравнивать нас, то Марта привлекательнее.

Наша каюта оказалась роскошной, как и всё на этом лайнере, огромные кровати с навесом, столик из красного дерева, светильник с позолотой, мягкие стулья, диванчик, великолепный шкафчик, так же из красного дерева. В нашем номере преобладает красный цвет, я его люблю, но здесь мне он не нравиться, словно всё покрыто кровью. Конечно, обстановка выглядит весьма недурно, но вот мне это всё кажется немного пафосным. Почему мы, пассажиры первого класса, нежимся в роскоши, а люди третьего класса терпят унижения? Это неправильно.

По моему телу пробежали мурашки, я поставила свою сумку на пол и присела на кровать, провела рукой по покрывалу, пальцы зарылись в приятном мягком бархате. Я закрыла глаза, наслаждаясь мягкостью ткани, но мою идиллию прервал стук в дверь. Марта поспешила открыть дверь. У входа стоит высокий статный мужчина в форме экипажа, его светлые кудрявые волосы так и норовят сбежать из причёски и упасть на лоб, они слегка влажные, наверное, так мужчина пытается их удержать, вот только это приносит скудные  результаты, один локон уже почти достиг своей цели.

Мужчина поприветствовал Марту лёгким поклоном головы и вручил ей наши чемоданы. Теперь я могу переодеться. Погода сегодня немногим теплее, чем всегда и мне в своём наряде уже не комфортно, поэтому я поспешила его сменить. Я выбрала простое платье нежно розового цвета с отложным белым воротничком, посередине которого прикрепила круглую голубую брошь, обрамлённую серебряными ответвлениями в виде ветвей и листьев. Да, возможно она не подходит к моему наряду, но меня это не беспокоит. Эта брошь принадлежала моей матери, и я к любому своему наряду прикрепляю её, мне кажется, что так она всегда рядом со мной.

Я не видела своей матери, но это не мешает мне любить её.  В детстве очень часто я воображала, что в один прекрасный день она откроет двери нашего дома и войдёт, широко улыбаясь, и скажет, что, по всей видимости, ей удалась шутка. Она просто пошутила, что умерла. Это моя любимая игра, я так её и назвала «Я пошутила, что умерла». Играть в неё можно и одной, количество участников не имеет значения. Нужно просто верить, что умершие люди рядом, что ты их видишь, можешь прикоснуться к ним и поговорить. Знаете, папа всегда ругал меня, когда я играла в неё, он говорил, что так можно сойти с ума, но мне кажется, что и он сам играет в неё каждый вечер. Я слышала, как он разговаривает с мамой, запершись вечерами в своей комнате. Рассказывает ей, как я быстро расту, какие проказы совершаю и как сильно напоминаю ему её.

Ну всё, не будем больше о грустном, а то я уже начинаю плакать.

Быстрым движением руки смахнула со щеки, слезу, чтобы подруга этого не заметила, натянула улыбку и предложила прогуляться по палубе. Лайнер уже отплыл достаточно далеко, и теперь наш большой город постепенно скрывается из виду, становясь всё меньше в размерах. Прощай моя старая жизнь, я иду на встречу новой, совершенно неизведанной. Палуба полупустая, кроме нас с Мартой пассажиров практически нет, один персонал снуёт из угла в угол. Пассажиры всё ещё обустраиваются в своих каютах. Уверенна, примерно через полчаса множество дам выйдет, облачившись в свои самые лучшие наряды. Это что-то вроде забавы для светских женщин, игра у кого наряд красивее и богаче. Никогда в неё не играла, да и эта перспектива быть разодетой, как царица павлинов меня совершенно не привлекает.

Примерно через пять дней я уже буду в Нью-Йорке, там для меня куплен дом и подготовлено место в Колумбийском университете, я буду изучать искусство. Отец был против моего выбора, но спустя множество долгих уговоров всё же уступил мне. Я считаю свою настойчивость хорошим качеством, хоть иногда от неё и бывают неприятности. А ещё я упряма, иногда вспыльчива и чересчур мечтательна. Могу часами проводить за фантазиями, мечтать о драконах, рыцарях спасающих прекрасных принцесс, о единорогах, феях и эльфах. Их миры для меня более реальны, чем тот, в котором я живу.



Феликс Фелицис

Отредактировано: 11.03.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться