В плену Вселенной. Часть 1.

Радость и слезы Александрины.

Все имена и действующие лица вымышленные. Любое совпадение с реальными людьми является совершенно случайным.

 

Судьба — это нить, которая соединяет

одно событие с другим и одно

разумное существо с другими ему

подобными существами.

 

Э. Берроуз.

 

 

Академик Эдгар Маршалл был руководителем научной группы, ведущей исследования и разработки в области создания и применения генераторов моментального перехода. Работы велись уже несколько лет, и ученые уже приближались к успешному окончанию. Но за передовой разработкой началась охота. И последние дни лаборатория неоднократно подвергалась хакерским атакам, которым пока успешно противостояла. Но академик Маршалл понимал, что так просто от них не отстанут. В тайне от своих коллег он перекопировал все имеющиеся наработки на внешний жесткий диск с ультрасовременной защитой. И как оказалось, не зря. В последний день рабочей недели сентября 16 года Нового времени упорные враги снова предприняли попытку взлома лабораторной системы. На этот раз компьютеры выключились и долго не желали перезагружаться. Когда же все наладилось, и сотрудники вздохнули с облегчением, Эдгар Маршалл с тревогой в сердце обнаружил путаницу в своих файлах. Вроде бы вся информация была на месте, но что-то подсказывало: в базе покопались. Так что на выходных у сотрудников IT-отдела найдется большое количество работы. Академик тяжело вздохнул, сдал лабораторию под защиту и связался с «Ситрониксом». Да уж, надо было раньше согласиться на установку их антивирусного и антишпионского обеспечения. Сделав заказ на обновление баз защиты, Маршалл пошел на стоянку и запустил двигатель своего «Эскалибура». Белоснежный внедорожник выехал из подземного лабораторного комплекса и понесся в сторону Лонг Айленда — жилого района на северо-востоке Риддл-тауна, где обитали ученые умы столицы. На город уже опустилась ночь, наступило 21 сентября 16 года Нового времени. Дома уже заждались жена и сын. Академик уже предвкушал счастливые выходные, проведенные в кругу семьи.

 

 

Академик Маршалл долго сидел в своем автомобиле, уже заехавшем в гараж. В пальцах мужчина задумчиво крутил жесткий диск, записанный в лаборатории. Потом он вскрыл панель управления и спрятал информационный носитель под блок системы самоочистки. Потом академик, покопавшись в управлении, пошел в дом.

Супруга сидела в гостиной, рассматривая на мониторе новую коллекцию своего дома моды. Услышав шаги, она строго взглянула на вошедшего мужа. В больших темных глазах, обрамленных длинными пушистыми ресницами, читалось раздражение. Эдгар Маршалл обнял супругу:

- Мариша, ну не сердись, пожалуйста! Работы было много.

- Работа, работа! - повысила голос жена. - Последнее время только про нее и слышу! Тебе плевать, что у Гарри завтра конкурс?! А на следующей неделе у него день рождения. Нашему мальчику исполняется шесть лет.

Академик устало вздохнул и опустился в широкое кресло:

- Почему ты считаешь, что я всегда забываю о вас с Гарри?! Чем ты недовольна?!

- Я всем довольна, - Марина Маршалл поправила длинные черные волосы. - Но наш сын всегда переживает, что тебя не будет с ним в самые важные и ответственные моменты его жизни. Например, сегодня Гарри очень хотел, чтобы ты был на его генеральной репетиции.

- Мариша, - академик взял в свою ладонь пальцы женщины, - ты же прекрасно понимаешь, что у меня важное государственное задание. Это ты можешь рисовать свои модели дома, а я работаю в засекреченной лаборатории.

- Из-за твоей секретности мы рано или поздно лишимся всего в этой жизни! - психанула Марина и ушла к своим эскизам.

Эдгар лишь покачал головой:

- Марина, пожалуйста, завтра отгони мою машину в сервис. Я обещаю все выходные быть с сыном.

- Хорошо, я сдам твою машину в «Звездное шоссе», а потом поеду на презентацию оборудования. Хочу обновить свой швейный цех, - Марина потянулась и выключила компьютер. - Но только послезавтра.

Со второго этажа спустился сын академика и дизайнера одежды — Гарри Маршалл. Круглолицый, черноволосый, общительный мальчишка подавал неплохие надежды на музыкальном поприще. В свои неполные шесть лет он участвовал во многих конкурсах пианистов, а теперь еще пристрастился к игре на гитаре. Впрочем, это злило мать, которая считала данный инструмент приемлемым только для простых дворовых пацанов, но никак не для ребенка из известной семьи. Гарри устроился на коленях отца и посмотрел на него большими темными глазами, окруженными густым и длинным ореолом пушистых ресниц:

- Папа, я все же дождался тебя и не уснул.

Академик обнял сына:

-Тебе никто не говорил, что у тебя ресницы как у девочки?! - шутливо спросил он.

Но уставший от ожидания мальчик уже тихо сопел на отцовским плече. Марина впервые за этот вечер улыбнулась:

-Я так и не пойму, на кого похож наш сын.

-По-моему, явно на тебя, - тихо проговорил супруг. - Даже ресницы твои.

-Для нашей породы он крепковатый, - возразила Марина. - Да и твои родственники все больше тонкокостные. А этот, посмотри, настоящий маленький мужичок, хоть и спортом особо не увлекается. Странно.

-Вырастет и станет покорителем женских сердец, - Эдгар перебирал жесткие черные волосы сына. - Общаться он любит и свободно сходится с людьми.

-Лишь бы не сошелся с кем не надо! - вздохнула Марина. - Давай спать.

Эдгар Маршалл поднялся из кресла и понес сына в его комнату. Маленький Гарри лишь смешно сморщился во сне.

 

 

Марина Торрес и Эдгар Маршалл познакомились в самом начале Нового времени, когда население Федерации пыталось смириться с этим новым и неожиданным. Она была владелицей модного дома «Кассиопея», он — академик и глава лаборатории физики измененного пространства. Гордая красотка понравилась ученому, и в тот же вечер он решил познакомиться с ней. Было это на празднике в честь основания Космической Федерации. Когда же их общение стало принимать серьезные черты, и Марина познакомила Эдгара со своими родителями, то он просто поразился, увидев в их качестве двух тихих и робких пожилых людей, получивших вакцину блокировки гена старения еще во времена подземных городов. Странно, как мола быть родная дочь такой полной противоположностью, ведь ее взрывной темперамент резко выделялся на фоне миролюбивой пары. Но ученый влюбился и сделал известному дизайнеру предложение. Марина согласилась и стала носить фамилию Маршалл. Долгожданный сын родился уже после того, как жизнь более или менее вошла в свое русло. И Эдгар не переставал удивляться его большим темно-карим глазам, окруженным густыми и пушистыми, как у матери, ресницами. А родители Марины души не чаяли во внуке, хоть он и не был похож ни на кого из рода Торресов, кроме матери.



Влада Николаевна

Отредактировано: 11.09.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться