В поисках Королевы роз

Кусочек первый

 

Давным-давно, когда мир только начинал взрослеть, в одном королевстве жил-был король, который больше всего на свете любил розы. Последние годы он и вовсе не покидал сада, позабыв о своих прямых обязанностях, и те легли на плечи его сына. Поэтому внезапное появление короля Тарио на Совете не только удивило, но и испугало принца. Что могло произойти, если король впервые за много лет оставил свой розовый сад? Король же словно не замечал ошеломлённых лиц и настороженных шепотков.

 

– Сын мой, – с порога, не утруждая себя приветствиями и иными формальностями, провозгласил он, – мы желаем Королеву роз. Сей прекраснейший и редчайший цветок станет подлинным украшением нашего сада и истинной драгоценностью королевства.

 

У принца застучало в левом виске. Явиться на важнейший Совет – и по такому ерундовому поводу? Король Тарио всё равно что публично признал себя безумным! Слухи-то о его странностях ходили давно, но одно дело слухи, и другое – их полное подтверждение.

 

– Нам необходима эта роза, сын мой, – продолжал тем временем король. – Без неё мой сад никогда не обретёт завершения.

 

– Мы могли бы обсудить это немного позже, Ваше Величество? – в виске стучало всё сильнее. Перо в руках треснуло пополам – такая же участь постигла бы даже стальной прут, столько силы было сейчас в руках принца.

 

– У вас год, сын мой. Год, начиная с этого момента. Если до истечения сего срока вы не предоставите мне Королеву роз...

 

– То – что? Что тогда произойдёт, ваше Величество?

 

– Мы не желаем это обсуждать! – король Тарио гордо вскинул седую голову и вознамерился удалиться. Принцу захотелось рывком перемахнуть высокий стол, одновременно приказав, чтобы короля задержали, но это означало окончательно опозорить отца перед придворными. Пришлось сдержаться и ограничиться незаметным знаком страже. Только в коридоре, за закрытыми дверями, гвардейцы осмелились задержать короля, скрестив перед ним древки алебард. Солдаты любили и уважали принца, а ещё – сочувствовали ему, и потому над его приказами не раздумывали.

 

– Что это означает?

 

– Отец! – почти выбежавший из зала принц не дал отцу договорить. – Объясниться стоило бы вам, а не мне! За последние восемь лет вы не проявили даже малейшего интереса к делам короны. Для вас не существует ничего, кроме вашего проклятого сада с розами! Вы забыли не только обо мне и моей сестре, вы забыли о своей стране, а это недопустимо для правителя! Я стараюсь, как могу, но ведь официально власть принадлежит вам! Из-за этих цветов вы подвергли наше королевство бедам и неудачам, ведь только сильного владыку Корона Из Дуба признаёт достойным своего благословения. А разве можно считать достойным трона – садовода? Цветочника!

 

Солдаты старательно не слушали. Принца не единственного до смятения волновала ситуация, при которой величайший артефакт, наследие древности – эпохи, когда ещё существовала магия, – не то, что не используется в полную силу, а попросту бездействует. Ведь принц не был коронован, а король не желал ни передать сыну трон и Корону Из Дуба, ни отвлечься от выращивания роз.

 

– Сын мой...

 

– Я не прошу у вас многого, ваше величество. Всего лишь объяснение – ради чего вы предали свою землю и свой народ?

 

Король поник. Его слова прозвучали так тихо, что ему пришлось их повторить, уже громче:

 

– Твоя жизнь.

 

– Что с ней? – удивился принц.

 

– Это... Поговорим в кабинете. Это... Не совсем публичный разговор.

 

Принц кивнул. Алебарды расступились, и король ушёл. Принц поспешно вернулся в зал, где извинился перед советниками и министрами за вынужденный перенос заседания. Он мог попросту распорядиться, но его уважали в том числе и за умение понять, когда нужно приказать, а где можно попросить.

 

Министры и советники тихо гудели: явление короля стало нежданным и вызвало немало пересудов. Что уж тут говорить о его странном заявлении? Потому просьбу принца приняли с пониманием и лёгкой заинтересованностью. Вопреки обыкновению, никто не возразил и даже не задержал мужчину.

 

Отца принц нашёл в давно не посещаемом королевском кабинете. Немного пахло затхлостью – убирали здесь редко, так как бывали ещё реже, – и вином: король как раз разливал его по бокалам.

 

– Кашуэ... – впервые за много лет Тарио назвал сына по имени. – Ты ведь знаешь, у нас с твоей матерью долго не было детей.

 

Принц действительно был поздним ребёнком. А уж рождение его сестры и вовсе стоило их матери жизни.



Polina Matytsyna

Отредактировано: 28.06.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться