В поисках мистера Пёти

Размер шрифта: - +

Мой единственный друг

Всё хорошо…

Я словно на небесах.

Я вижу своих родителей. Они выглядят счастливыми.

У него для меня подарок. Интересно, что там?

Это кот! Такой милый и красивый.

С тёмным носиком и лапками.

Это мистер Пётя!

Мой лучший друг…

Мой единственный друг…

Мы ужинаем, я вижу тётю Лилию.

Она мне очень нравится.

Сегодня пятница. Родители уезжают.

Тётя Лилия заботится обо мне.

Нам так весело вместе.

Сегодня понедельник, я играю с мистером Пётей.

Но мне почему-то тревожно.

Я вижу страшное существо за своим окном.

Оно мне не нравится, оно отвратительно.

Я слышу чей-то голос.

Это мама! Она кричит.

Из комнаты родителей горит яркий свет.

Я подхожу ближе…

И ближе…


 

***


Кровь растекается медленно, от неё совсем не сложно сбежать, но Юра парализован страхом и не может сдвинуться с места.

Он может лишь смотреть на своих родителей. Точнее, на то, что от них осталось.

Когда нервный паралич проходит, Юра кричит и со всех ног бежит из дома, прижимая к себе кота.
В лесу темно, но темнота не пугает. Только что увиденное стоит перед глазами. Бежать, бежать, бежать! Найти взрослых, тётю, полицию, кого угодно! Просто бежать как можно дальше от залитого кровью дома.

Корни деревьев торчат из земли, по ним сложно бежать. В конце концов Юра падает с размаху на землю, споткнувшись об один из них. Удар вкупе с пережитым ужасом моментально отключают его.

Котик опустил ушки, заметив людей, приближавшихся к его юному хозяину. Нужно было уходить.

Они ещё встретятся.

Обязательно.
 

***


 

Выписка из медицинской карты №01032001:
Пациент: Плисецкий Юрий Анатольевич;
Диагноз: острая форма шизофрении, галлюцинации на почве семейной трагедии;
Пациент находится на попечении доктора Фельцмана, доктор испробовал различные методы лечения, но отменил их приём из-за побочных эффектов.


 

***



Юра медленно открыл глаза. Веки отчаянно сопротивлялись.

Всё тот же потолок с потрескавшейся штукатуркой, всё те же уныло-зелёные стены, всё та же отвратительно жёсткая кушетка и почти отвратительное лицо доктора, в свои сорок с хвостиком оказавшегося обладателем громадной плеши.

Юра с трудом поднялся и уселся на кушетке, уставившись на порядком подранную зелёную кожу, под которой, он знал не понаслышке, даже синтепона не было, только невероятно жёсткое дерево.

— Как ты себя чувствуешь? — спросил доктор, изо всех сил делая вид (Юра был абсолютно уверен в этом), что ему не всё равно.
— Мне хочется умереть, — сухо ответил Юра. — Я не понимаю, почему вы продолжаете держать меня здесь.
— Это важная часть твоей терапии, — ответил доктор.
— Отпустите меня, — сказал Юрий, не выдавая никаких эмоций.
— Ещё слишком рано, — был ответ. — Но не расстраивайся, недавно твоя тётя приходила. Она оставила для тебя подарок.

Юра глазел на коричневую сумочку, больше напоминающую большой кошелёк. Он прекрасно помнил, насколько безразмерной она была, как туда можно было засунуть всё, что угодно, вплоть до целого шкафа вместе с вещами внутри.

— Она очень скучает по тебе, — услышал он ненавистный уже голос доктора.
— Тётя Лилия, да? — Юра вертел сумочку в руках. — Ещё один повод выпустить меня.

Доктор внезапно рассердился.

— Хватит нежностей. Время принять новое лекарство.

Доктор протянул Юре баночку с кроваво-красными пилюлями.

— Это лекарство называется Дуотин, оно сделает тебя спокойным.

Юра с опаской протянул руку и схватил одну из пилюль. Проглотил, даже не запивая: на вкус лекарство оказалось совсем не горьким, даже приторным.

Голова закружилась, доска с газетными вырезками начала двоиться перед глазами, к горлу подкатил кислый комок.

— Доктор Фельцман, я плохо себя чувствую, — успел прохрипеть он перед тем как мир исказился.

Кабинет сотрясло, как во время землетрясения. На пол перед Юрой что-то упало. Это мамина голова. Отрубленная. Юра чувствовал странное спокойствие и это пугало. Из трещин в потолке закапало что-то алое. В нос ударил мерзкий металлический запах.

— Уровень эктопломатина достиг опасного. Сестра, больше не давайте ему эти таблетки.

А затем мир схлопнулся и Юра провалился в беспокойный сон.

 

***


Ему снилось, что он находится далеко от клиники. Он танцевал на льду перед миллионами людей, он бил рекорды, он, наверное, даже был счастлив. Там, во сне его не пичкали лекарствами, его не считали сумасшедшим, там у него были друзья, там были родители или, по крайней мере, те, кого он мог ими назвать. Вместо мамы и папы дедушка и двое парней, не так уж и старше, чем тот Юра из сна. Он видел далёкие страны, храм со статуей рыбы на крыше, рождественские фонари и смотровую площадку, где ему предлагали дружбу. Он чувствовал тяжесть медали на груди, видел вспышки фотоаппаратов, чувствовал, как его обнимают соседи по пьедесталу.

Потом он увидел котика. Котик разговаривал, но это, наверное, только потому что всё происходило во сне.

— Тебе нужно выбираться отсюда, — говорил кот. — Таблетки помогут тебе сбежать, а я буду ждать тебя в лесу.

Юра согласно кивнул, и в ту же секунду его вышвырнуло назад в тот сон, где он чувствовал себя счастливым.

А потом он проснулся в своей палате и тихо разрыдался, уткнувшись лицом в отвратительно жёсткую подушку.
 



Екатерина Леманн

Отредактировано: 07.09.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться