Валентинка для Лягушки #царевны

ГЛАВЫ 1-2

С чего пошло, что четырнадцатое февраля – это День всех влюблённых? Какая разница, чем больше праздников, тем лучше. У нас на работе одни женщины и в основном бальзаковского возраста, мы с Верочкой случайно затесались, да так и прижились. Что-то менять нынче боязно, а вдруг не сработаюсь с другим коллективом, или ещё на собеседовании отсеют за ненадобностью. Тут же привычно, как в болоте – все лягушки свои и квакают в унисон. Нет, без подлянок не обходится, но так по мелочи, скорее от скуки, до серьёзных же подстав никогда не доходило.

Новый год отметили. Рождество тоже. Ещё один повод для посиделок, отвлекающих от рутины, – День всех влюблённых в середине февраля. Осталось его дождаться, хотя ничего нового он не сулит. И в этом году мы по привычке накроем стол в обед, поздравим друг друга и расползёмся по рабочим местам. Тихо и спокойно ковыряться в своих бухгалтерских бумажках…

- Инга, выйди на минутку, - таинственно прошептала мне на ухо Верочка.

Явно какими-то новостями или сплетнями хочет поделиться. Верочка – это кладезь информации, всё-то она знает, всё-то ей первой известно. А вот такой таинственности за ней отродясь не водилось, наоборот, прежде бы за обедом всё, что знает, на общее обсуждение вывалила, а тут… И кто бы  удержался от соблазна узнать все подробности первой? Вот и я о том же!

- Ну? Чего хотела-то?

Верочку в лоб о новостях лучше не спрашивать, если сама не начнёт разговор, а тут чувствуется, что невтерпёж ей.

- Наше болото расформировывают или разгоняют, большинство квакш на пенсию отправят…

- С чего бы это? Вроде недавно премию давали и вдруг такие перемены? Небось слухи от совы-старухи?

Это у нас так главного бухгалтера за глаза величают. Во-первых, концентрация вреднючести у неё повышенная, во-вторых, года два назад выбила себе отдельный кабинет и теперь корчит из себя крутую начальницу, вызывая на ковёр всех подряд с поводом и без, в-третьих, начала носить вдруг очки, хотя все подозревают не из-за проблем со зрением, а для солидности. Верочка одна у неё на приличном счету и то потому, что родственница, хотя и о-о-чень дальняя. Если я угадала источник, то это не сплетни…

- И что с нами будет?

- Пока в точности неизвестно, но прошедших собеседование переведут в другой офис, возможно, даже в головной…

- А не прошедших? – с замиранием сердца поинтересовалась, потому как невезучая по жизни.

Если лужа, то проезжающая машина меня обязательно из неё окатит, если выберу себе красивое платье или другой какой наряд, то окажется, что там скрытый брак, понравятся туфли – моего размера точно не будет. И так во всём, поэтому болото меня вполне устраивало, а тут такие потрясения грядут!

- Инга, ты совсем отупела? – сделала круглые глаза ходячая лента новостей, - Если не пройдёшь, то очередь безработных пополнится. Ладно, не дрейфь, я подробности узнаю, поделюсь, но ты молчи, а то нам с тобой до собеседования не дожить – квакши как кузнечиков заглотят!

- Ве-е-р, ну, когда я тебя выдавала-то, - обиженно протянула.

- Потому только тебе и сказала, да и толку остальным говорить, так пошла дальше разведывать, ты, кстати, отчёт посмотри, что у меня на столе. Сама понимаешь, не для себя в логово направляюсь, - подмигнула заговорщицки и, покачивая бёдрами, чинно удалилась.

Да, Верочка себя работой никогда не перетруждала, думаю, и в новом офисе найдёт кого-нибудь, чтобы свои обязанности переложить. А я хотела на выставку сегодня после работы успеть… Не судьба!.. Выставка последний день… Говорю же невезучая!

До позднего вечера разбиралась с отчётом, что Вера подсунула. В её стиле – чёрт ногу сломит! Это ж надо так всё запутать и перепутать. Нет, для этого определённо талант нужен! М-да, подружка у меня точно талантлива… со знаком «минус».

****

День как день, только что-то всё-таки не так – квакушки надулись как жабы и по сторонам так и зыркают: то ли жертву ищут, то ли сами съеденными быть опасаются. Самое главное – тишина. Бумажками и теми не шуршат, хоть бы для видимости.

Собеседование… Подкралось это событие незаметно, а с разговора с Верочкой всего-то пара дней прошла, видно, опоздала она со своей разведкой. А может и к лучшему, не знаю, как другие, я б точно последние нервы истратила на обдумывание что, да как.

- Соловьёва! Инга в кабинет на собеседование! – распорядилась сова, тьфу, Татьяна Николаевна.

Так и знала, что мне опять «повезёт» - первой на Голгофу идти. Эх, отступать некуда, плетусь нога за ногу. Остановилась, постучала тихонько.

- Входите, - из-за двери мужской голос.

Я аж остолбенела, откуда в нашем болоте мужчина объявился. Иван-царевич не иначе как за стрелой пожаловал. Почему-то сказка вспомнилась. Господи, лезет же такая чушь. Это от страха!

… Бочком прохожу в дверь и… замираю – точно Иван-царевич, потому что Иванушкой-дурачком по определению быть не может. Глаза на лоб лезут… Мама! Красавец такой, что всякие Аполлоны могут отдыхать за ненадобностью. Высокий, элегантный, наверняка пресс из одних кубиков состоит. Это я в каком-то фильме или сериале услышала, и почему-то застряли эти кубики-рубики… Высокий, ой, это я как-то сразу заметила… В голове звон и дышать нечем. Строгие черты лица, без всяких там ямочек и других излишеств, глаза карие с золотинками, как у хищника, нос с небольшой горбинкой, а губы…такие… ну, чётко очерченные, хотя капельку тонковаты. Или это он их сжал? С чего?

- Осмотр окончен? – бархатный баритон, так бы и слушала…- Присаживайтесь… Инга Валерьевна? С Вами всё хорошо?

Какой хорошо? Я сейчас в обморок грохнусь, правда, не знаю, по какой причине. Ноги ватные, в голове несмолкаемый колокольный благовест, губы пересохли, в горле разом все слова одним комом застряли – стою дура дурой, на этого мужика бесстыдно пялюсь и ничего не понимаю, что он там говорит.



Селена Кард

Отредактировано: 17.02.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться