Варвара и драконий хвост

Размер шрифта: - +

Глава 2

 

***

– Вширх, – скребла метла. – Вширх, вширх.

Осень в этом году выдалась ранняя и морозная. Старый рыжий клен облетел буквально за одну ночь. Прямо накануне торжественного мероприятия по случаю небывалого союза двух враждующих королевств. Нашего, Светлого, и Темного. 

Названия тут, конечно… никакого креатива…

Скреплять союз должны были драконы, символичненько. Особенно с учетом того, что именно Драконьи горы отделяли извечных соперников друг от друга.

Я подула на озябшие пальцы и осмотрела, так сказать, фронт своих будущих работ. 

Да… непочатый край, как говорила моя любимая бабушка. Шмыгнула носом, вспомнив семью, но тут же привычно отогнала эти воспоминания – раскисну, буду плакать целый день. Не время. У меня грандиозные планы на вечер. Я решила начать всё с чистого листа и эмигрировать второй раз за свою недолгую жизнь. Теперь уже осознанно. И не так радикально, как в прошлый раз. Всего лишь в соседнее королевство, а не в другой мир.

Нашу улицу завалило листвой, и почтенное семейство Скофич очень кстати для себя вспомнили о наличии в своем доме не вполне адекватной сироты, и теперь я подметаю дорогу. Тут кортеж драконий ехать должен, всем указания даны навести порядок.

– Кар! Кар! – пролетела над моей головой ворона и уселась на клен.

– Предательница! – пробурчала я себе под нос.

Птица вспорхнула с ветки и приземлилась на вымощенную камнями землю рядышком со мной. Рядом, но на безопасном расстоянии от метлы.

Бряк! – что-то звякнуло о каменную мостовую.

Я не сдержала любопытства и посмотрела в ту сторону. Этим чем-то был огромный опал, подвеска на кожанном шнурке. Порванном, что вызвало у меня какие-то смутные и не слишком приятные ассоциации...

А еще почти такой же камень, только в женском кольце, висел на витом кожаном шнурке у меня на шее. Я была лучшей ученицей нашей гимназии, много читала, а еще регулярно смотрела Евроньюс. Соображала и в тринадцать, что ценные вещи надо прятать и никому не показывать. Тем более там, где ты и двух слов связать не можешь, потому как языка не знаешь. Золотые украшения я сняла почти сразу, как поняла, где оказалась. А с этой милой побрякушкой, спасшей мне жизнь, расстаться не могла. 

Вороватая птица лукаво сверкнула глазом в мою сторону, а потом лапой подтолкнула драгоценность ко мне.

– Я с тобой не разговариваю! – гордо заявила я и задрала подбородок.

Ворона взлетела и замахала крыльями прямо перед моим носом.

– Ну прости меня, Варя! Я больше не буду!

– Ты обозвала меня дурой! – поджала я губы.

– А как еще назвать юную девицу, вздумавшую продать золото подозрительным личностям бандитской наружности!? – недовольно склонила она голову набок. 

– Людям нужны деньги! Особенно, для переезда!

– Хорошо, допустим, но кусать прохожих-то зачем?!

– А зачем он меня схватил?

Но главное, как он на меня смотрел! На таракана, наверное, смотрят с большей приязнью!

– Потому что ты на него в прямом смысле свалилась, с забора, а до него ты свалилась в канаву, – напомнила мне ворона, а я недовольно поморщилась.

Да, не задался у меня вчерашний вечер.

– Я, кстати, за укус перед ним извинилась, – попыталась я оправдаться.

Бабушкино воспитание, будь оно неладно! Интеллигенция, как она есть. 

– По-русски! Лучше бы молчала! – каркнула вредная птица.

– Ну вот, опять ты ругаешься! – я уперла руки в бока. – Если ты такая умная, то что же мы с тобой такие бедные?! – ткнула в её сторону метлой, – А, Изольда?

– Р-р-рудольфовна, – с достоинством добавила ворона.

– Рудольфовна, – согласилась с ней я и опомнилась: – или погоди, ты этот камень в целях обогащения нашего что ли стырила? 

Ворона нахохлилась и стыдливо отвернула клюв.

– Я тебе сколько раз говорила, это не по фен шую! – возмутилась я. – Требую, чтобы ты вернула камень владельцу!

– Он его уронил, а я просто подобрала, – робко возразила мне Изольда. – Его все равно бы украли. Не я, так те же бандиты, которые за тобой гнались. Между прочим, после этого они погнались за мной. Я же тебя спасала, неблагодарная!

– Чтобы сегодня же вернула! – топнула я ногой.

– Барбара, опять сама с собой разговариваешь? – окликнул меня мой опекун. 

Проснулся и приперся, будь он неладен. Усы торчком, на голове плешь, тщедушный, но при этом пузатый. О, да он при параде сегодня: из-под кожаного пояса на пивном животе, игривой юбочкой выглядывала ярко-синяя праздничная рубаха. 

Скофич подкрутил ус, почесал голову и растерянно добавил:

– И почему мне кажется, что я слышал воронье карканье? Хотя, с тобой можно ожидать чего угодно... – ткнул он в мою сторону пальцем. – Послали же всеблагие наказание!

Началось. Я перехватила метлу поудобнее и проследила за Изольдой, сцапавшей подвеску и умотавшей с ней на раскидистый клен. Там у неё был тайник, в котором и хранилась моя золотая цепочка, подарок от бабушки. Это я так думала, что только цепочка. А теперь придется лезть на дерево и проводить ревизию! Вдруг она еще чего "подобрала"?

– Ведь никакой пользы от тебя, одни убытки! – тем временем разорялся мой опекун. – Мы с супругой не спим, не едим, чтобы заменить тебе твоих беспутных родителей! 

Ну вот тут неправда. Кушало семейство Скофичей очень даже хорошо. Наша королева, сама сирота, была ярой противницей приютов, считая, что ребенок должен воспитываться в семье, и щедро платила опекунам, взявшим сироту на воспитание. Чтобы эти деньги получить, им нужно было меня показывать, что мол жива-здорова, сыта и довольна. А вот приданое без мужа не выдавали. Да и не больно-то я хотела замуж в девятнадцать лет. 

Дремучие люди! Они тут не то, что до двадцати все поголовно женятся, они в восемнадцать – перестарки! Моя бабуля бы в обморок свалилась, узнай, где растет её любимая внучка, воспитанная не без помощи её самой на заветах Клары Цеткин! Тут же даже штаны надеть нельзя, какое восьмое марта?



Ирина Зволинская, Ирмата Арьяр

Отредактировано: 24.09.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться на подписку