Васька и бес.

Глава 1. Жил-был сантехник один......

Васька и бес. 20.11.17.

 

Авантюрно-фэнтезийная повесть о демоне попаданце, застрявшем в мире людей.

 

Все упомянутые и действующие лица повести вымышлены, любое сходство их

с реально существующими людьми – не более чем, случайное

совпадение.

 

 

Ч А С Т Ь П Е Р В А Я

Демон во плоти.

 

 

Г Л А В А П Е Р В А Я

 

Жил был сантехник один….

 

 

Сантехник Вася слыл человеком дела. Коль чего вбил в голову, то обязательно сделает. Если, не соврёт, конечно. Но последний вариант, виделся мутно, пунктов на двадцать из сотни. Так что с идеями: «Вася сказал, - Вася сделал», - сложно было. Но то, случай особый. Потому как займов касалось. Тут уж он, человек-ракета, впереди планеты всей шёл. Первым, на щит бросался, только что, крыльями не бряцал. Вот и сегодня, в период обеденного затишья, решился Василий на крайности: развести малярных дел мастера Клавку Захуркину на «трёшник».

 

Дело скажем сразу, привычное, а главное тухлое, но Васька лёгких путей не ищет, он и по бездорожью согласен, лишь бы деньгами спонсировали. Тем более что, кроме Клавки малярши, да ворюги бухгалтера, выбирать не из кого. В отпуска все попрятались, да на курорты, гори они пламенем. Кассирша, правда, имелась, в будке. Грымза очкастая. Но эта особь точно с рублём зажилит, да ещё и прошлым долгом попрекнёт, который к слову, с получки выдрала. А потом ещё с аванса. И так дважды к ряду, если не трижды. Да и пёс бы с ней, главное, чтоб больше не зарилась.

Можно б конечно и с управдомом эту тему обкашлять, но хлопотно больно. Он калач тёртый, без боя позиций не сдавал, да и в сроках мудрил вечно. Даст на пару суток, а потом жилы тянет: - «Когда, да когда?» - А как темнить начинаешь, «бандита» включает, в пузо с оттягом бьёт, боксёр калечный.

 

Правда, не сразу. Сперва почву прощупает, на лояльность, и голосок такой, участливый: - «Вам как, сударь, в полную силу отмерить, либо наметить только?» - Ну, тут понятно, каждый понимающий второе просит. А этот улыбнётся гаденько и по яй…, ну, чуть ниже пояса жахнет. Мол: - «как и просили братец, только наметил, пуза и не коснулся даже». И пока ты глазками лупишь, о наболевшем толкует, слаженно так, будто мальцу неразумному:

 

- С вас теперь десять процентов сверху. Итого к десятке «рупь» набегает. Все ясно?

 

А как же неясно, коль всего «трёшку» на нужды брал. И ведь не укажешь на промах, а то чего доброго, опять «намечать» кинется. И со сроками жульничал, либо в выходной назначит, либо в праздники, чтоб точно с возвратом осечки были. А потом опять всё сызнова. И подходец гнилой искал, с подвохом. Обычно к фамилии клеился:

 

– Вас Василий, как по батюшке-то, Субботин кажется? С одним «б?». С двумя? Вооо, с двумя! А вы в среду явились. Нехорошо-с. Некультурненько. - И опять – «Бац!» в пузо! Дальше глянет пристально и о другом спросит: - Хорошо ль вам девица? – И пока слесарь мычит, да слова знакомые ищет, он к дворнику, с тем же пунктом: – «А вас как товарищ?» - Тот ясен пень, мнётся: - «Круткины мы-с» - А управдом: - «Крууууткины? Хорошо, теперь, на время Смяткины будете» - и снова трах по мощам, аж искры с носа. Причём, у обоих.

 

Так что, штрафникам жарко было. Приходилось, опаски для, на «лобное место» бинты ладить. А Васька Субботин так вообще рехнулся, в стакан алюминиевый, своё «хозяйство» упрятал. Едва пролез зараза, даже дно примял. Зато потом, когда до дела дошло, вместе орали, управдом от боли, а слесарь с радости, что легко отделался. С тех пор управдом Коляныч, прежде чем «метить» пальцем в штаны тыкал. Всё ль на месте, и нет ли чего лишнего? И до того в привычку вошло, что в прошлом годе, кассиршу тыкнул, когда та с авансом мутила. Ох, и ору было, едва рублём заткнули! Потом правда, одумалась старая, поняла выгоду. Спустя час, повторить решилась: – «Позволяю,- говорит, - шалун вы этакий. Трожьте пока дозволено» - Но тут уж управляющий в отказ пошёл. Бабке-то семьдесят с гаком, какие к лешему шалости?

 

Посмотрел слесарь на всё это, головой покачал, и пригорюнился. Впору, с водкой завязывать да на «альтернативное топливо» переходить, из солнечных батарей. Ведь говорят же, есть такие типы, воздухом питаются, глотнут с утра озона, вперемежку с выхлопными газами, и весь день как в раю.

 

Но водка-то ладно, дело третье, на худой конец её можно хоть из опилок, хоть из куриных отходов гнать, а вот как с лудоманией быть? Её, за просто так, со счетов не сбросишь, коль она в жилы въелась. Игрок был Вася. Ох, игрооок! Все гроши в азартные игры, да в картишки спускал. На пожрать и то к соседу бегал. Через день, правда. Тому самому несладко жилось, собаку кормить приходилось, не считая тёщи, с клопами.

 

Нет, конечно, пока была мать жива, Василий ещё ничего, держался, про водку вообще думать забыл, а все денежки на страсть только, да на курево, то, что поплоше. Потом, правда, и это бросил, нечего впустую деньгой сорить, она родимая, для другого дадена.

 

А вот игры остались. Ну не мог он без азарта жить, ни в какую не мог! И ведь знал же паршивец, что продуется в прах, что горевать будет, а всё одно играл. Как с работой заканчивал, так и играл до рассвета. Иной раз и в обеденный перерыв бегал, благо что, автоматы под рукой были. За угол только зайти.



Алексей Зайцев

Отредактировано: 22.10.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться