Вдох-выдох

Размер шрифта: - +

Часть 1. Заложница. Глава 1



 

Часть 1. Заложница

Глава 1

Когда папа предложил Саше выбрать место для отдыха, девушка долго не думала – Алиса давно ныла, что хочет поехать куда-то вместе с ней, что из-за всех этих бесконечных экзаменов, зачетов, практик и прочего, летом они провели чертовски мало времени вдвоем. Не за книжками, втупившись в планшеты или по дороге из университета и в него, а так, как бывало раньше – беззаботно, весело, вкусно, утомительно, смешно, незабываемо. Так было раньше, так должно было быть и сейчас. Куда отправиться отдыхать? В Париж.

Почему в Париж? Саша тут уже была, Алиса еще нет. Саше тут понравилось, Алисе обязательно должно было понравиться. Хотя не будь этот город заветной мечтой подруги, Саша предпочла бы другое место. Где рядом море, туристы и местные понимают хотя бы английский, если уж не твой родной язык, а наркотиками и собственным телом торгуют не так открыто и не на каждом углу.

Но в выборе Саша с Алисой согласилась, чем сделала подругу совершенно счастливой. Вот такой она сейчас и сидела напротив за столиком уличного кафе. Сегодня шел четвертый день их августовского вояжа. Осталось еще три, а потом домой – снова в осень, в рутину, в свою обычную жизнь.

- Алекс, а ты знала, что в Париже не подают капучино? – Саша мотнула головой, продолжая увлеченно вглядываться в заполненный людьми проспект. – Тут так написано: «Если вы закажете капучино, официант ехидно скажет, что вы не в Сан-Франциско». Мило, правда? Нужно будет попробовать… - Алиса общалась скорей сама с собой, требуя ответов подруги или молчаливых вопросительных взглядов лишь для успокоения совести.

Причина достаточно тривиальна – в кафе был вай-фай… Саша давно заметила, что все чаще люди чувствуют себя вполне комфортно сидя с человеком напротив, с тем, кто дорог и интересен, и при этом посвящают свое внимание неодушевленному предмету… И им нормально. Людям нормально сидеть за столом, и вместо того, чтобы сопровождать прием пищи интересной живой беседой,  заниматься пролистыванием ленты новостей. Без определенной цели, просто надеясь, что так получится скоротать скучное время. А ведь подними они глаза, встреться взглядом с живим собеседником, задай вопрос и получи ответ, время не было бы скучным.

- Слушай… - Алиса отложила свою любимую трубку на стол, вспомнив что-то поистине важное. – Я забыла тебя спросить, ты видела ту толпу туристов, которые постоянно были где-то рядом? В Лувре?

- Нет, – Саша ответила честно – действительно не помнила. Там было столько народу, и, переходя из зала в зал, девушке постоянно казалось, что она уже видела и людей, и расположенные в помещениях произведения искусства.

- Ну как же, Алекс, ты что? Ну, эти… - Алиса попыталась изобразить отличные черты, которые могли бы  помочь припомнить таких значимых для нее туристов… - Ну, в общем, не важно. Представь, они фотографировали указатель к Мона Лизе…  Алекс, тот распечатанный листочек, черно-белый, на котором изображена она и стрелочка… - видимо, Сашино непонимающее лицо – совсем не то, что ожидала увидеть Алиса. Лишь разочарованно махнув рукой, она вновь взяла в руки новомодный гаджет.

Алекс… Саша ненавидела, когда ее так называют. Хотя нет, не ненавидела. Просто не любила. Саша. Александра. Так назвала ее когда-то мама, и девушке была ей благодарна хотя бы за это, если больше не за что. Официально – Александра Константиновна Титова, студентка юридического факультета. Алекс же – имя, которым величали девушку все, поголовно. И отец, и друзья, и друзья отца. А Сашенькой, видимо, называла мама, если ей не изменяет память. Может, Саша должна была ненавидеть это обращение, может, радоваться, что больше никто к ней так не обращается, но почему-то не получалось. Иногда жутко хотелось быть Сашенькой. Для нее.

В двадцать один позволено иметь причуды, именно поэтому, оставаясь Сашей внутри, Титова всегда представляюсь Алекс, а потом нервничаю из-за того, что люди обращаются к  ней так, как она сама когда-то попросила. Успокаивала себя Саша тем, что  ее причуда не самая страшная.  Она не убивает младенцев, не грабит дома, не насилует женщин, и даже мужчин. Ее тараканы остаются в голове, не вредя при этом людям, в отличие от той части населения, которая этими тараканами активно делится с окружающими.

- Они никогда не принесут нам заказ! – Алиса в отчаянье снова отбросила телефон на стол, возводя глаза к небу. – Сколько мы уже тут сидим? Полчаса?

- Двадцать минут, – Саша посмотрела на часы. – Не нуди, Лиса. Скажи спасибо, что официант вообще разобрал твой заказ, ибо ваш французский неподражаем… - девушка улыбнулась подруге.

- Ну, получше, чем у некоторых… - Алиса же в ответ обижено надула губы. Она учила французский в школе и не забывала об этом периодически напоминать, обещая, что сама будет улаживать все дела. – Не верю глазам своим… - девушка посмотрела куда-то поверх плеча подруги, провоцируя обернуться и ее.

Официант нес к их столику поднос, заполненный до отказа тарелками. Трапеза обещала быть знатной.

- Я в уборную, – как только все обилие вкусностей было водружено на стол, Саша вспомнила, что помыть руки они так и не удосужились, проводя время ожидания за другими, не менее «важными», делами.

Схватив со спинки стула сумочку, Саша получила одобрительный кивок подруги, и лишь потом направилась в помещение, почему-то не в силах справиться с расцветшей на лице улыбкой.

Лавировать между столиками за каждым из которых кто-то сидит – занятие достаточно забавное, напоминает детский тетрис. Тут тоже нужно подбирать комбинации, позволяющие достичь цели с наименьшей затратой усилий. Пришлось несколько раз бросить «екскьюз ми», вынуждая людей подвинуться, один раз – улыбнуться милому мальчику, играющемуся с машинкой прямо посреди прохода. Один раз – улыбнуться мальчику постарше. И вот – она обнаружила нужную ей дверь.



Мария Акулова

Отредактировано: 25.02.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться