Ведьма и Ворона. Империя песка.

Вместо пролога. Шест перекрестков.

Дорога чужого

 

- Это немыслимо Триша! – кузнец схватился за голову, сжимая седые волосы так сильно, что казалось еще немного и вырвет клок. Он надеялся, что все это дурной сон, и он вот-вот должен проснуться. И дочка его окажется рядом. Такая же милая, невинная и добрая, какой всегда была. Но реальность была куда более жестокой.

Триша стояла напротив, закусив губу и прижимая руки к уже заметно округлившемуся животу. Виновник бесчестия дочери стоял рядом. Высокий, надменный, не понимающий, от чего старик не рад. Красивый до безобразия, как, в прочем, и все эльфы.

- Господин Ритх, я не понимаю, от чего вы не рады? – все же удосужился заговорить эльф. – Я признаю вашу дочку, как свою жену, а нашего ребенка, как своего. И, поверьте, они не будут знать нужды. Я богат…

Кузнец поднял на него печальный взгляд. Конечно, этому остроухому никогда не понять гордых кочевников, которые никогда никому не покорялись, отстаивая свою независимость. Тхабов называли «не приклоняющими колено». Как объяснить этому наглецу, что он не честь его семье оказывает, а ввергает в бесчестие. Ведь эльфы – народ вольный. Захотел, назвал женой, захотел прогнал… Эльфы имеют право создавать гарем, и, очень редко, официально вступают в браки. Это позор – оказаться наложницей эльфа для той, кто больше всего ценит свободу.

А этот ребенок? Если у них еще родиться девочка, то пол беды. А вот если родиться сын… Кровь тхабов сильна, и не уступит по древности самим эльфам. Как будут смотреть на темнокожего мальчишку с острыми ушами? Его не примет никто в этом мире, он везде и всюду будет чужим.

- Я не могу благословить ваш союз, - выдал, наконец, Рихт. – И никогда не благословлю… Ступайте, куда вздумается. Но никогда больше Триша, никогда, не появляйся в племени.

- Отец! – девушка, расплакавшись, была готова рухнуть на колени, вымаливая у старика прощение, но эльф, фыркнув, лишь поддержал ее под локоть, увлекая к пристани.

- Очень нужно мне ваше племя, - усмехался он.

 

***  

 

- Дириэль, - степенный голос учителя начинал приобретать металлические нотки. – Дириэль! – великие боги, и как же не повезло мудрому Саарату попасть в наставники сыну советника Талнрима. Это сущее наказание, возиться с непутевым Дириэлем. Мало того, что мальчишка, которому, надо заметить, уже перевалило за пятьдесят лет, был демоном во плоти, устраивая множество каверз и глупых шуток, так он еще и был полукровкой. Единственный наследник великого дома Таарус – полукровка! Ну, где такое видано?! И ладно был бы простым, неприметным, так нет! Угораздило советника связаться с тхабкой! Эти дикари почти вымерли, сидя в своей Пустыне, но он умудрился найти именно тхабку, кровь которой оказалась чуть ли не сильнее крови перворожденных! Наследник великого дома был пакостником с темной, словно обгоревшей на солнце кожей и черными, как смола, волосами! – Дириэль! Немедленно спускайся с этого дерева! Тебя требует к себе отец!

- Чего ему надо? – Дир приоткрыл глаза, цветом напоминающие свежую весеннюю зелень.

- Что за тон, Дириэль?! – укоризненный взор учителя едва ли различал в густой кроне сапоги сына советника. Но те просто обязаны были покраснеть от стыда. Сапоги, правда, не торопились стыдливо прятаться, как, впрочем, и их обладатель спускаться. – Когда его светлость советник тебя зовет, ты должен немедленно явиться.

Дир много что мог сказать о том, что и кому он должен. Но таких витиеватых выражений учитель точно бы не выдержал. А отвечать за сердечный приступ еще одного наставника парню не хотелось. Прошлой порки хватило с лихвой.

- Иду, - буркнул юный полукровка, ловко спрыгивая с дерева. Он подобрал выпавший из-за голенища сапога короткий метательный кинжал, улыбаясь во весь рот.

- Советник Талнрим в главном зале, - чопорно отозвался Саарат, отбирая у ученика оружие и качая головой. – Когда ты уже повзрослеешь, Дириэль?

- А надо? – искренне удивился парень.

- Что значит «а надо»?! – учитель не нашел, что сразу сказать. – Ты – единственный наследник великого дома Таарус! Ты должен будешь стать владельцем всех земель, после смерти своего отца. А так же занять его пост в совете.

- Неужели Вы так наивны? – фыркнул парень. – Да советники скорее удавятся, чем признают полукровку одним из них. Не думаю, что они оставят мне хоть что-то, когда отец умрет. Ну, может дом какой… И то, маловероятно.

В словах Дира была доля правды. Советники, конечно, не удавятся, а вот приказать удавить парня вполне могут. Никогда эльфы не отдадут даже маленькую толику своей власти из чистокровных рук. Скорее всего Дириэля заставят писать отречение, а все богатства отдадут другому дому, возвышая его до ранга великого.

Саарат проводил ученика несколько сочувствующим взглядом. Дир был не плохим парнем, хоть и казался иногда сущим демоном. Он был чуток и добр, когда того требовалось. И, чего скрывать, не обделен умом. А уж о его ловкости и меткости даже среди эльфов ходили легенды. Говорили, что последний из перворожденных, кто был также меток, как полукровка, был последний великий король Тарнул. Тот самый, что вывел эльфов из кризиса после потери магии. Сравнивали, конечно, между собою… не пристало благородным сравнивать полукровку, пусть он хоть трижды сын советника, с героем прошлого.



Ангелина Лагутина

Отредактировано: 20.03.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться