Ведьмы

Ведьмы

Яркий зеленый огонь, жаркий, искрящийся и освещающий все вокруг. И крик ведьмы, пронзительный, высокий. М-м-м... я наслаждался им и гордился, что именно я отправил эту тварь на костер.

Как же она кричала, извергая проклятья! Но никто не верил ей. Всю свою магию она потеряла еще в заточении из-за зелья, которое ей периодически подливали в пищу. Она уже была не опасна и никого не сможет убить, никого больше не проклянет, ни у кого не заберет душу. Ей оставалось лишь орать и гореть. Мерзкое создание, отвратительное. Сейчас можно было увидеть ее истинное лицо: морщинистое, покрытое мелкими шрамами и чешуей, искаженное гримасой боли.

– Твоя двадцать третья ведьма, – сзади подошла Люси, моя дочь. Я молча кивнул. – Интересно, сколько детей она родила?

Я поморщился, жалея о том, что однажды рассказал Люси тайну ее рождения, а так же тайну рождения других детей ведьм.

 

Ведьмы были запрещены законом: все они были злобными отвратительными тварями. И это не просто страх перед чем-то необычным или непонятным. Мы все давным-давно признали магию, она имеет большое распространение в нашем мире… Но не ведьмы – существа, выползшие из преисподней, продавшие души демонам, чтобы получить их силу. Может, это, конечно, не так, но лично я не встречал ни одной адекватной ведьмы. Все они хотели лишь убивать и совершать свои кровавые ритуалы во имя только им одним известных богов.

И больше всего мне не нравилось, что ведьм казнили не сразу после поимки. Лишь месяцев через десять. Просто отвратительно. Я до сих пор стыдился своего тогдашнего согласия на те эксперименты. А мог бы спокойно ловить тварей и убивать их. Но ведь тогда бы не было Люси, моей любимой девочки.

Ведьмы имеют превосходную наследственность. Ребенок, родившийся от нее и человека, получает чистейшую магическую силу. Кровь смертного будто очищает магию ведьмы от темной составляющей. Детей ведьм очень ценят, отслеживают каждого и возлагают на них большие надежды. Да, это и логично, ведь в нашем мире сложно добыть магию, которая позволяет нарушать привычные законы и создавать такие машины, о которых наши предки и мыслить не могли. Медицина возросла, решив ряд нерешаемых ранее задач. Улучшилось качество жизни даже в странах третьего мира. Голод больше не беспокоил.

К сожалению, романтика открытий и улучшений длилась не долго. Дальше началась ненормальная гонка за количеством и качеством детей ведьм. Ведьмы стали просто инструментом по увеличению интеллектуальной собственности стран. Отцов будущим детям выбирали настолько тщательно, что я вряд ли бы прошел такой отбор, несмотря на все мои заслуги и умения. Самих же ведьм не спрашивали об их желании: им просто подсаживали генетический материал мужчин, а затем отслеживали, чтобы с плодом ничего не случилось до рождения. Потом же ведьму просто публично казнили на площади.

Население не знало обо всем этом, особенно о детях ведьм. Шла тотальная дезинформация, будто связаться с ведьмой – значит получить самое неизлечимое смертельное заболевание. Извращенцев и любителей остренького было достаточно, но никто бы не рискнул провести ночь с ведьмой после всех этих лозунгов, предупреждений и социальных роликов. Дети ведьм, отцы и все ранее вовлеченные давали подписку о неразглашении. К моему удивлению, наружу истинная информация еще не просочилась, а мир с удовольствием продолжал проглатывать ложь правительств.

Люси недавно исполнилось пятнадцать лет, а через год, по идее, ей должна открыться тайна ее происхождения. А потом ее заберут у меня, чтобы отдать на обучение всей этой магической дряни. Правду же дочь узнала пару лет назад, когда я не выдержал ее бесконечных вопросов о ее способностях, которые нужно было ото всех скрывать, и ее матери. Магия у Люси открылась очень рано, но я скрыл этот факт, ведь не хотел отпускать ее. Сейчас отцы полукровок даже не видят своих детей. Зачем? Они могут просто гордиться, что стали причастными к чему-то важному, просто посетив белую кабинку…

 

Я сплюнул на землю, почувствовав горечь во всем происходящем.

– И все же, сколько? – не унималась дочь.

– Она родила двойняшек.

Люси усмехнулась. Она единственная видела во всем этом что-то забавное. Порой мне казалось, что дочь унаследовала частичку характера матери или частичку темной магии, которая не вся очистилась. Не знаю. Что-то в Люси было злое, неправильное, но она тщательно это скрывала. Только я один замечал мимолетные отклонения, а остальные считали ее крайне доброй и заботливой девочкой, в чем-то даже наивной.

Что же будет дальше, когда она начнет пользоваться своей магией? Да, людям она открыться не сможет, но вот в стенах научных лабораторий… Мне виделось, что может что-то произойти, и Люси пойдет против системы, несогласная с таким положением вещей, возглавит полукровок и откроется миру. А силы воли ей точно хватит на осуществление задуманного. И я боялся этого, но в тоже время хотел и ждал. Мне ведь все давно надоело, но я молча выполнял свою работу, отлавливая ведьм, и просто знал. Трус, наверно.

– Не трус, – Люси ласково улыбнулась и прижалась к моей руке. Она не смотрела на меня, продолжая наблюдать за горящей ведьмой, которая уже не кричала и была, скорее всего, мертва. – Просто ты заботишься обо мне.

Неужели мои догадки подтвердились, и девочка уже в своем юном возрасте что-то задумала? Она сильна, даже очень, сильнее всех тех, кого мне удавалось встречать или о ком удалось услышать. Даже читать мои мысли она могла с легкостью, хотя очень редко это делала, понимая, что каждому нужно место, куда никто бы забраться не мог.



Могильникова Маргарита

#29130 в Фэнтези
#4458 в Городское фэнтези

В тексте есть: казнь, ведьма, дети

Отредактировано: 10.02.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться