Ведьмы. Лабиринты памяти

Пролог.

«Давным-давно на месте нашего дома плескалось море. На берегу его жил древний народ. Однажды, одна маленькая девочка заметила, что, когда у неё хорошее настроение всегда светит солнце, а если она печалилась – на небе тотчас же собирались тучи, дул сильный ветер. Вскоре девочка научилась по своему желанию вызывать и прогонять дождь, усиливать или ослаблять ветер, изменять яркость солнечных лучей. Менять погоду было весело и интересно. Время шло, девушка быстро стала взрослой и повстречала прекрасного юношу. От их любви родилась дочка, которая так же могла менять погоду по своему усмотрению, но кроме этого видела, что от всех предметов и даже от людей исходит их собственный свет. Свет этот у каждого был разный. Дочка этой девушки научилась изменять цвет этого сияния, меняя настроение людей. Через много поколений потомки этих девушек смогли управлять крошечными частицами света, окружающими всё живое, а значит, они могли управлять стихиями, животными и людьми. Могли даже видеть духов леса и тени людей, живших раньше…»

- Мам, они были добрые или злые, эти волшебницы? – девочка, измельчавшая в деревянной ступке крупные семена, подняла взгляд на мать, внимательно слушая рассказ.

- Иногда добрыми, а иногда злыми. Они могли помочь человеку с его бедой, вылечить болезнь, дать совет, но могли и навредить и даже убить, если в том была нужда, - стройная женщина в длинном сером платье поправила белый чепец, подошла к дочери и добавила в ступку горсть сухих мелких ягод, -  В жизни всё не так однозначно, верно, Морба?

- Да, мам. Рассказывай дальше. Я люблю эту историю, - девочка вернулась к занятию, поместив ступку между коленок принялась разминать содержимое, осторожно прикрывая свободной ладошкой край, чтобы не просыпать ценную смесь.

- Одной из таких девушек была твоя прабабушка Беллума. К ней часто обращались местные жители за помощью, и она никому не отказывала. Однажды к ней в дом пришел богатый незнакомец. Он со слезами на глазах просил твою прабабушку исцелить его сына, который упал, катаясь на лошади и сильно расшибся. Беллума пошла с незнакомцем. Неподалеку от входа в дом стояли носилки, на которых лежал мальчик. Он был мертв, потому что при падении сломал шею. Беллума сказала об этом незнакомцу, но тот не захотел ничего слушать. Он обвинил бабушку в смерти мальчика, якобы тот был жив, пока они не приехали за помощью, - женщина глубоко вздохнула и продолжила, -  Ночью к дому прабабушки Беллумы пришли почти все жители деревни. Они обозвали её ведьмой и велели убираться прочь. Беллума взяла свою дочь – твою бабушку - Лету, которая тогда была совсем малышкой, и они ушли сюда, на этот холм, где мы с тобой и живем теперь, - Фейм улыбнулась дочери, вытерла руки краем фартука и заглянула в окно.

На окрестности опускались сумерки. Ветер осторожно перебирал листья деревьев возле дома и поигрывал с простынями, развешанными для просушки на длинной веревке между двумя столбами. Последние лучи солнца раскрашивали небо причудливыми оттенками оранжевого и красного. «Снова будет холодно, - подумала Фейм, - не к добру». Последние несколько лет природа словно разгневалась на жителей долины. Рано начинались осенние дожди, со стороны моря налетал ледяной колючий ветер, солнце почти не появлялось на горизонте. Урожаи были скудными. Животных в лесу тоже стало совсем мало. До этого года люди справлялись, перебиваясь рыбалкой и сбором грибов и ягод, но было ясно, что грядущая зима может стать для всех последней.

Отношения с соседями совсем разладились. Прозвище – ведьмы прочно приклеилось к семье отшельниц. Их обвиняли в плохой погоде и неурожае, в том, что куры не несутся, и что расплодились мыши. Несмотря на это многие люди стучались по ночам в небольшое оконце окно в задней части дома. Женщины просили любви и красоты, мужчины – богатства и почета. У всех время от времени болели животы и зубы, люди падали с деревьев или ранили руки на кухне и в поле. Фейм и её мать - Лета работали не покладая рук, запасая целебные растения, которые потом раздавали больным. Помочь удавалось не всегда.  Это так же было причиной недоверия и непонимания между людьми. Не могла Фейм дать людям и любовь. Страсть, увлеченность, интерес пробуждались без труда, а истинное чувство, о котором просили люди было неподвластно ни зельям, ни заклинаниям.

Отец Морбы не был мужем Фейм. Однажды утром она нашла его на берегу моря. Он был сильно изранен и почти умирал. Фейм залечила раны мужчины, поставила его на ноги, а через какое-то время полюбила. Родилась дочь. А однажды утром этот человек пропал, словно его и не было. Иногда Фейм думала, что те счастливые месяцы были лишь сном, и только маленькая Морба была доказательством того, что мужчина и их любовь были на самом деле.

Дождями размыло посевы и семена почти не взошли. Жители деревни обвинили в этом ведьм. Теперь Фейм с тревогой наблюдала, как на небе сгущаются тяжелые тёмные тучи. В отдалении сверкнула молния и вскоре раздался длинный раскат грома. На какое-то мгновение всё стихло. После чего с моря налетел резкий порыв ветра, срывая с веревки простынь. Фейм выбежала во двор и быстро собрала бельё. С неба уже капали тяжелые крупные первые капли дождя. Ослепительная молния расколола небо на части, и тотчас же раздался глухой небесный рокот. Девушка плотно закрыла дверь. Морба обеспокоенно подошла к матери:

- Мам, а где бабушка? – спросила девочка.

- Бабушка в маленькой комнате, отдыхает, - Фейм обняла дочку и поцеловала темную макушку. -

 Не волнуйся, ребенок, это просто гроза.

Но это была не просто гроза. Черное небо завивалось сизыми воронками. Ураган швырял в окна оторванные ветки деревьев и мелкие камешки.  Градины размером с голубиное яйцо сыпались на землю сплошным потоком, добивая остатки вялых ростков пшеницы. Всё смешалось в единую какофонию оглушительного шума.

Внезапно раздался громкий резкий стук в дверь и грубый мужской голос прокричал с улицы:



Настасья Бецонис

Отредактировано: 04.11.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться