Венец демона

Пролог

Около тридцати лет назад

Сильный ветер разносил остатки пепелища по полю. Кто осквернил его битвой, недавней и кровопролитной? В воздухе витали отвратительные запахи. Над полем нависали тяжелые свинцовые тучи, грозясь в любой момент окропить ледяным дождем израненную землю. Смеркалось.

На опушке горелого леса, что забором возвышался по краям поля, послышался шорох. Он даже на миг перекрыл шум ветра. Закутанная в плащ фигура появилась неожиданно, будто из воздуха, в сгущающемся болотном тумане. Обычный человек, увидев это, сразу бы решил, что ему пора отправляться на лечение. Но никого вокруг не наблюдалось. Только остывали изломанные тлеющие останки, да горы холодного оружия.

Путник, появившийся внезапно, продолжил путь медленно, крадучись. Он будто принюхивался и прислушивался к окружающему его пространству. Вот где-то в лесу заверещала одинокая птица, которую спугнул хищник, послышался далекий волчий вой. Мужчина (а это был именно мужчина, его выдавал широкий шаг и мощный разворот плеч) замер, принимая удобную для обороны позу, но только порывы сильного ветра заглушали тишину. Человек выпрямился и продолжил свое движение быстрым шагом, приближаясь к другой стороне поля, где тоже возвышался густой лес.

Только он стоял мрачный, мертвенно тихий. Что-то спалило лесную чащобу почти дотла. А те немногие деревья, что уцелели, застыли в немом ужасе. И ни одна тварь там не копошилась. Всякая живность покинула еще недавно густой лес в панике. Люди убили природу, прогневали саму матушку-Землю. Теперь же хозяйка самой смерти – Грань – забрала погибших в сражении воинов в свою вотчину на искупление грехов и будущее перерождение. Тусклый фиолетовый отсвет замелькал меж деревьями и причудливо окрасил в лиловые тона клубящийся по земле туман. Густая дымка придавала изломанным стволам и ветвям образ сказочных чудовищ, заставляя опасаться собственной тени и постоянно оглядываться назад. Но вот мужчина нашел узкую, почти нехоженую тропу, ведущую вглубь леса. Он смело шагнул в туман и мрак осенней ночи, плотнее кутаясь в плащ. Тучи будто только этого и ждали. Кривой зигзаг голубоватой молнии прорезал небо. Тут же раздался оглушительный раскат грома, заставляя перепуганных пожаром птиц покидать еще живые ветви где-то в глубине леса, у подножия далеких заснеженных гор. Ледяной дождь забарабанил по искалеченной земле. Он заставил мужчину ускорится, словно сама природа подгоняла его. При быстрой ходьбе стало заметно, что он ощутимо припадал на левую ногу.

На ногах его поскрипывали мужские армейские ботфорты, модные в прошлом веке. Обычно такие сапоги долго приходилось шнуровать, но зато они каждый раз оказывались удобны в бою. Сейчас же эта старая обувь натёрла ноги. Но мужчина не замечал такой мелочи, потому что перед ним уже маячила цель его недолгого пути.

Из-за переплетенных ветвей деревьев, почерневших от копоти, показался силуэт полуразрушенного храма. Стрельчатые окна здания зияли темными провалами, слегка подсвеченными фиолетовым светом, на который и шел мужчина. При виде сверху храм представлял из себя пятиугольник немного неправильной формы. С высоты же человеческого роста оказалось, что строитель сложил здание из грубого серого природного камня. Храм состарился за много веков, часть блоков выпала и оставила после себя неровные выемки. Черепичная кровля из тёмной керамики почти вся обвалилась, оставив голые провисшие стропила. Вряд ли в последнее время кто-то использовал это здание для укрытия от дождя. Над арочным входом красовался странный символ, в отличие от заросших мхом стен выглядящий весьма свеже. Три прямых линии, образующие правильный перевернутый треугольник, оканчивающиеся завитками на углах, и ромб над верхней линией. Такой же символ красовался и на плаще путника, отсвечивая все тем же фиолетовым мерцанием.

В храме застыли полукругом семь фигур в таких же точно темных плащах с символами, что носил и вновь прибывший. Один человек, также в тёмном плаще, выглядел значительно выше и крупнее остальных, превосходя всех по ширине плеч, силе мышц, плохо скрываемых плащом и горделивой осанкой.

Чадящие свечи, мерцающие лиловым пламенем, потрескивали в тишине, да капель сверху, из проломов в кровле задавала мерный ритм происходящему. Плиты пола влажно блестели в свете свечей. Края плит откололись и выщербились, середины вытерлись.

В центре помещения на полу кто-то изобразил треугольный символ, заключенный в круг. Обнаженная женская фигура застыла в центре символа, прикованная к полу невидимыми путами. Темные густые кудри прикрывали часть ее лица и рассыпались по груди, почти не пряча наготы. Вошедший пнул валяющийся на его дороге камень, чем привлек внимание остальных.

- А я думал ты не придешь, - с нотками разочарования в голосе нарушил относительную тишину огромный мужчина.

Звучание его голоса будто обволакивало, заставляло подчиняться воле говорящего. А мощная, убийственная аура давила на присутствующих невидимым грузом.

- Я не мог не посетить столь редкое мероприятие, - язвительно ответил вошедший мужчина. Его голос был низким, с рычащими нотками.

Женщина на полу вдруг вздрогнула, ее веки затрепетали, а с губ сорвался еле слышный стон.

- Да ты прекрасный принц, - в голосе великана слышалась насмешка, - пробудил нашу спящую красавицу.

- Ей не помешает быть в сознании, - спокойно ответил вошедший и откинул с головы промокший насквозь плотный капюшон.

Он не отличался молодостью. Седина давно пробилась через коротко стриженые темно-русые волосы. Мелкие морщины избороздили худое лицо с правильными чертами. Только желто-зеленые глаза светились каким-то потусторонним пугающим светом, невольно притягивая к себе чужой взгляд,.



Нина Черная

Отредактировано: 18.09.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться