Вероника из Тарлинга

Глава 1. Возвращение герцога

 

  

 

На благодатных землях Маликории широко раскинулся славный город Тарлинг. Любой странствующий рыцарь, искушенный в военных делах и не раз штурмовавший вражеские крепости, мог с одного взгляда оценить высоту каменных стен и гордую мощь сторожевых башен. В тревожные дни  дозорные пытливо вглядывались с них в даль, готовые в случае близкой опасности подать сигнал трубачам и призвать на помощь сограждан.

Но вот уже много лет у главных ворот Тарлинга наблюдались лишь крестьянские повозки с продовольствием, многочисленные купеческие караваны да пестрые наряды бродячих скоморохов. Во владениях старого короля Гальбо давно царил мир.

Солнечный зимний день давно перевалил за середину, но горожане не спешили расходиться с необычайно короткой воскресной службы в местном соборе. Затаив дыхание, народ жадно ловил каждое слово из медлительной, важной речи почтенного Бургомистра, который выступил сразу же после священнослужителя.

Зычный голос старшего из цеховиков гулко отдавался от высоких сводов, чья роспись минувшей осенью была удачно обновлена.

— Славные жители Тарлинга, вот уже триста лет гордо именуемого также городом Мастеров! Со слезами радости могу сообщить, что законный владелец земель Маликории скоро почтит нас визитом. Вчера я получил письмо на гербовой бумаге с оттиском нашей любимой птицы.

Бургомистр торжественно поднял серебряный поднос с важным посланием, а после показал собравшимся и сам документ. Только люди, стоящие совсем близко, смогли разглядеть силуэт снегиря на сургуче печати -  в толпе тотчас послышались восторженные возгласы и одобрительный женский шепот.

Наконец барон д,Эберви, специально приехавший на встречу с Бургмистром, чуть заикаясь от волнения задал вопрос:

— Сколь долгим ожидается визит герцога? Посетит ли он ратушу и мое имение? Замок вряд ли пригоден для приемов. Где намеревается остановиться наш господин или же будет лишь проездом, как в прошлый раз.

Повисло неодобрительное молчание. Даже Бургомистр нахмурил седеющие лохматые брови - этот д. Эберви порой так наивно бестактен. Слишком жив оказался в памяти горожан последний визит Конты де Маликора. В то время он как раз начинал службу в королевской гвардии и значился на хорошем счету у монарха.

Печальные события всколыхнули город ровно двадцать лет назад. Страну терзала междоусобная война, взявшая начало с восстания Гроз. После непродолжительной осады Тарлинг был захвачен отрядами мятежного герцога Кайро, пожелавшего занять трон и переманить на свое сторону самых верных вассалов Гальбо.

Стояла невиданно суровая зима, на лету замерзали птицы, казалось, вместе с полчищем бунтаря на город ополчились и силы потусторонней тьмы. Кайро вызвал юного де Маликора обратно в родной замок, угрожая расправой над больным отцом, массовыми казнями заложников  и разграблением Тарлинга.

Возможно, пылкий и неопытный Конта поступил опрометчиво - с небольшим отрядом рыцарей он тайно покинул войска и вернулся в город под белым флагом парламентера. Не щадя  жизни он хотел спасти замок Снегирей со всеми его обитателями. Но Кайро запросил поистине чудовищную цену - отречься от короля и выступить в рядах мятежников.

Понимая, что сын скоро окажется в ловушке и вынужден будет сделать жестокий выбор, престарелый де Маликор выбросился со стены башни, не желая служить предметом шантажа.

Сам Конта был схвачен и подвержен пыткам в подвале собственного замка. Однако ни муки, ни льстивые обещания будущих привилегий не смогли заставить его перейти под ненавистные знамена Черных псов.

Взбешенный упрямством окровавленного пленника и обеспокоенный тем, что к Тарлингу стягиваются преданные королю силы, Кайро приказал поместить израненного де Маликора на самый нижний ярус подземелья и замуровать выход. «Пусть радость победы Старика будет отравлена гибелью любимого  вассала!»

О дальнейших событиях того страшного года в городе Мастеров до сей поры ходят легенды. Спустя сутки после того, как Кайро на площади объявил испуганным жителям о смерти всего семейства Снегирей, сборщик хвороста нашел в роще неподалеку от замка бездыханное тело своего молодого господина. Биения сердца также не было слышно, но, к изумлению крестьянина, Конта поднялся на ноги и приказал отвести его в ближайшую деревню.

Говорят, молодого герцога вызволила из заточения фея Незамерзающего ручья, который питает колодцы замка Снегирей. Будто бы древняя покровительница этих мест не могла позволить роду де Маликоров угаснуть, лишившись единственного наследника.

Конту выходили  земледельцы, а  замок скоро был очищен от захватчиков. Сам же Кайро был убит во время штурма, а голову его увезли в Гальсбург, чтобы показать королю. Впрочем, это лишь официальная версия. В самом же Тарлинге шептались, будто, осознав поражение, непримиримый Кайро взошел на  донжон - высочайшую башню крепости и призвал Черного Охотника – ловца грешных душ, своего духовного покровителя.

И якобы тот не замедлил явиться, дабы принять злобного герцога в свиту демонов с песьими головами. Не оттого ли в самые темные ночи декабря горожане боятся высунуть нос из дому, пока по улицам среди метелей рыщут гончие мертвецов, а на кладбище по утрам находят погнутые кресты и разворошенные могилы людей сомнительной репутации.

После разгрома противников король высоко оценил преданность Конта де Маликора и выделил достаточно средств из своей казны для восстановления замка Снегирей и стен Тарлинга. Но к удивлению и горечи горожан, молодой хозяин не стал задерживаться в разоренном гнезде. Казалось, мрачная  тень Кайро все еще витала над  дымящимися  руинами.



Регина Грез

Отредактировано: 18.02.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться