Ветер моих фантазий. Книга 3

Пролог

    - Может, поедешь со мной в Японию? – сказал Акира, внезапно сев рядом на кровать и внимательно посмотрев на неё. – Я боюсь оставлять тебя тут одну.

     Дрогнула рука, которой она перебирала свои русые волосы.

     - А ты сам не боишься? – взгляд серых глаз вцепился в его лицо. – Если его столкнули под поезд, то убийца может быть из Японии, где вы провели большую часть своей жизни.

     - Большую часть жизни… - парень сжал кулак. - Я провёл без него. Я не хочу потерять ещё и тебя.

     - Из-за него, - внезапная улыбка вышла кривой и острой, как лезвие бритвы, тонкая рука легла на живот.

     - Нет! – молодой японец вскочил внезапно, встал напротив неё.

     Девушка грустно подняла глаза на него. Теперь на него.

     - Тебе было наплевать, что они все боятся меня. Я хочу тебя забрать… - голос парня дрогнул. - Не только из-за него. Я хочу… - внимательный взгляд вцепился в её лицо. – Тебя спасти.

     - Меня и его, - она отвернулась и взгляд отвела.

     Акира шумно выдохнул. Внезапно опустился перед ней на колени, подхватил и сжал её тонкие руки в своих.

     - Хотя бы ты оставайся на моей стороне, - голос его дрогнул, - пожалуйста! – сжал её тонкие пальцы крепче и уже ощутимо. – Я найду убийцу моего брата! Я непременно его найду!

     - Но даже у милиции нет никаких заметок, - куснула губы, - камера на станции внезапно перестала работать.

     - Не внезапно, - вздохнул. – Кто-то давно хотел от него избавиться. Он кому-то мешал.

     - Но кому? – взглянула на него напугано. – Он просто жил. Просто рисовал свои картины.

     - Может из-за картин? – Акира куснул губы. – Его псевдоним был знаменит. Хотя он никогда не показывался людям.

     - Как и ты, - внезапная резкая улыбка, холодная как лезвие катаны, внезапно вытащенной из ножен и прижатой к горлу.

     От новой её резкой улыбки оборвалось что-то у него внутри. Он отбросил её руки обратно ей на колени, поднялся.

     Взглянул сверху вниз.

     - Думаешь, я сам его убил?! Я?! Моего брата?!

     - Ты же сам сказал, - улыбка стала ужасно усталой, девушка согнулась, - что его псевдоним был знаменитым, как и твой. И ты тоже не показывался на людях. И… - голос её дрогнул. – И ты говорил… говорил, что ваши рисунки чем-то похожи. Как будто вы часто состязались друг с другом.

     - Ты думаешь, я сам его убил?! – впервые он сорвался.

     Впервые он кричал.

     Он так давно не верил никому. Но она снова… они снова…

     Странный звук с балкона номера заставил обоих вздрогнуть.

     - Как будто кто-то спрыгнул на балкон, - испуганно за руку его схватила.

     - Тут девятый этаж! – сказал резко, но взгляд его опустился и лежал на её пальцах, сжатых на его рукаве, подозрительно долго.

     - Его убийца…

     - Разве что он ходит по воздуху, - но на окно с балконной двери всё-таки посмотрел. Застыл.

     Девушка резко повернулась.

     Человек в чёрных джинсах и чёрной толстовке с наброшенным на голову капюшоном, прятавшим лицо, опустил свободную руку на рукоять дверцы с балкона.

     Взгляд Акира метнулся по номеру, выискивая что-нибудь потяжелее.

     Но дверь оказалась запертой.

     - Бежим! – шепнул парень.

     Но когда она резко вскочила, он почему-то остался на месте, оттолкнув её себе за спину.

     Но тот мужчина в чёрном…

     Из-под мрака капюшона на них сверкнуло два синих святящихся круга.

     Он… просто положил свободную ладонь на стекло. Вокруг его запястья прошлась струя синих искр. И он… он просто прошёл сквозь металлическую и стеклянную дверь. Миг – и уже на полу номера стоял.

     - Ксо! – выругался Акира.

     Он не нашёл ничего тяжёл рядом. До ночника не добежать – она останется одна. Одна с ребёнком его брата. А у него самого не было ничего, чтоб её защитить. Ничего, кроме собственного тела. Ничего кроме его кулаков. Сейчас он как никогда был рад, что тогда пошёл учиться каратэ, следуя издёвкам Киру. Но что может обычный человек против этого?..

     Но он остался заслонять дрожащую девушку собой.

     Незнакомец долго смотрел на него из-под опущенного капюшона. Жуткий взгляд из темноты, которого Акира совсем не видел, но который пронизывал его самого как будто насквозь.

     Эта минута или более, пока странное существо не двигалось с места, покуда не двигался с места и Акира, сжавший кулаки и пристально смотревший на него, во мрак, туда, где, кажется, должны были быть его глаза. Это была одна из самых жутких минут в его жизни.

     Акира сжал зубы.

     Самая жуткая минута после того дождливого вечера на кладбище.



Елена Свительская

Отредактировано: 04.03.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться