Визитёрша

Размер шрифта: - +

Часть первая. Среди чужих.

 

А ведь казалось - я всё успею. Пойму, как управлять своей силой. Комиссия скоро... а  я. Я так готовилась, но уже не пройду. Зря директор потратил на меня столько времени... Что будет с мамой?  Жальче всего маму!

Я снова дёрнулась, удвоив усилия. Пыталась плыть в обжигающе горячей воде, но не понимала куда - здесь не было ни дна, ни поверхности. Только вода. Везде. Она жгла и с каждой секундой эта боль становится невыносимее, словно я находилась в огромном котле и вода вскипала.

Хотя это было не так важно. Задохнусь всё равно быстрее.

Мысли путались. Что-то мелькало перед глазами. Всё что не успела сделать, и что оставляла на потом. Было больно от сжимающего грудь отчаянья, но я гребла, и пыталась бороться пока еще жива, пока могла. Только всё четче понимала - не победить. Конец.

Сил не осталось, и я сделала судорожный вдох, чувствуя, как кипяток заливает мои лёгкие.

Удар!

Я упала на  холодный пол и хотела вдохнуть, но вместо этого кашляла, а из лёгких хлынула вода. Горло болело, кожа пылала. Я лежала на боку и продолжала кашлять. От непрекращающихся судорог было так плохо, что я не могла даже открыть глаз, а сверху кто-то смеялся. Это звучало дико, ведь смех казался радостным, лёгким.

Кто-то заговорил на неизвестном языке. 

Собравшись с силами, повернула лицо.

Молодой кареглазый мужчина с улыбкой смотрел на меня.

Он сидел на корточках на расстоянии нескольких шагов и наблюдал за мной.  Мужчина был не один. Вокруг, выстроившись в кольцо, стояло еще человек десять. По их запястьям, как и по рукам того, улыбающегося, текла кровь, но они это словно не замечали, разговаривая и обмениваясь улыбками.

Я попыталась сесть, и вот тут, мне стало действительно страшно. За спиной незнакомца, который продолжал сидеть на корточках и довольно улыбаться, я увидела еще одного человека. В отличие от других он стоял не в круге, а значительно дальше и у него были порезаны не только вены, но и кожа на груди и предплечьях. Он смотрел на меня. Напряженно и неотрывно. Этот

Я села, поджав под себя ноги, и оглянулась.

Единственная мысль: 'Куда бежать, если попытаются схватить?'

Но подойти никто не пытался. Наоборот. Некоторые из стоящих в кругу радостно обменивались непереводимыми репликами, и уходили из этого помещения, которое оказалось большим тёмным залом. Несколько свечей стояло только тут, неподалёку от меня, и еще несколько возле того мужчины с изрезанным телом. Его сейчас бинтовала одна из покинувших круг женщин.

Кто они такие? Пыталась понять какой ритуал провели эти маги, и не могла. Я сидела на полу, насквозь промокшая - значит, вода была реальной. Кожа пылала - значит, и жар не был иллюзией. В том, что я только что едва не задохнулась, тоже не сомневалась...

И это не моя академия. Я знаю, что нет. Но где я?

Увидев, что изрезанный мужчина подошел ближе, я дёрнулась.  Он накинул тёмно-серую рубашку и сейчас стоял в двух шагах от меня, нервно стягивая кровоточащую вену белым бинтом. Вот только смотрел на меня, а не на руку.

Тот, что до этого сидел на корточках, поднялся и похлопал подошедшего по плечу. Он что-то произнёс, продолжая улыбаться.

Мужчина в серой рубашке молчал и не сводил с меня взгляда.

Мне было страшно. Я чувствовала, что дело в нём. Что чтобы здесь не происходило, именно этот человек является тому причиной.

Я поднялась на ноги и оглянулась. За моей спиной никого не было. В зале вообще осталось только пятеро. Двое мужчин наблюдавших за мной и еще трое возились где-то там, возле дальних свечей. За моей спиной были окна. За ними темно, и до них шагов двадцать, но это, хоть какой-то план, лучше, чем ждать пока меня схватят.

Я сделала небольшой шаг назад. Мужчина в серой рубашке не шелохнулся, лишь слегка склонил голову к плечу, а тот, что моложе, заулыбался.

Сделала еще шаг назад.

Стоят. 

Тогда я развернулась и было бросилась бежать... кареглазый вылетел словно из ниоткуда. Не знаю, как мне удалось отпрянуть от его руки и прыгнуть обратно, к свечам. Он мог с лёгкостью поймать меня уже в следующую секунду, но почему-то остановился.

За моей спиной что-то зашипел мужчина в серой рубашке. Судя по тому, как покривился кареглазый - гневная реплика предназначалась ему.

А я глянула на пол и замерла. Здесь был вычерчен круг. Бежевым песком. Похоже маги, совершавшие обряд, стояли за его границами. Я снова посмотрела на кареглазого юношу. Он казался разочарованным.

Они не могут зайти? Я могла выйти - я сделала это мгновение назад, а потом запрыгнула обратно, а вот они, похоже, не могут.

Сделала шаг вглубь круга. Кареглазый разочарованно поджал губу.

Я обернулась к мужчине в серой рубашке. Он, кстати, тоже был кареглазым брюнетом и тоже довольно молодым. Хотя, мне было сложно понять сколько ему. Морщин на лице не было, но взгляд... Я не видела молодых людей с таким тяжелым взглядом.

- Ты знаешь мой язык? - спросила я.

Мужчина молчал. Потом вздохнул и протянул руку, ладонью вверх.

Это он мне предлагает ему руку дать? Да ни за что!

Я отступила в самый центр круга и села на пол.

Только сейчас я ощутила, как мне холодно. Меня так трясло, что стучали зубы. Просто до этого я так нервничала, что на подобные 'мелочи' внимания не обращала.

- Сагэрдари моршэ, Лирэ, - произнёс мужчина в серой рубашке.

Последние слоги были похож на моё имя, и я прислушалась.

- Лирэ, - увидев мою реакцию, повторил он мягче. - Сагэрдари, - и руку снова протянул.

То, что он знает моё имя, было новостью интересной, но всё же ничего не меняющей. Должны же они были знать, кого топят.

Мне становилось всё холоднее и хотелось лечь, но я боялась, что на полу будет еще холоднее.



Кияница Вероника

Отредактировано: 10.11.2015

Добавить в библиотеку


Пожаловаться