Вкус тьмы. Книга 2

Размер шрифта: - +

Глава 1.1

Серрат всегда был его домом. Радаман любил его суровый гордый вид, высокие башни и тайные ходы, высокие сводчатые потолки, массивные колонны в тронном зале, военный полигон в отдалении — хотя это больше территория Эдгара. Любил его мрачные секреты, легенды, создаваемые им самим в течение нескольких веков. Даже несмотря на то, что Серрат давно нуждался в серьезной реконструкции. В какой-то мере Радаман смирился и с чудовищным артефактом, спрятанном глубоко-глубоко под замком. За столько лет артефакт стал часть Серрата.

И только с одним не мог ужиться Радаман — с постоянной тьмой, даже днем. С той серостью, местами заляпанной кровавыми оттенками. Обои, заслужившие популярность на континенте лет пятьдесят-шестьдесят назад, в Серрате были только в некоторых комнатах, коридоры же и большинство комнат казались блеклыми из-за каменных стен. Всех остальных это устраивало, и Радаман протестовал молчаливо: в одежде он предпочитал почти всегда носить светлые тона, а в особенности ярко-красную свободную рубашку. Её пару лет назад ему подарила Ралина: сестра путешествовала в Родерон, зашла на местный базар и, зацепившись взглядом за рубашку, вспомнила о брате. Тогда она поняла, что соскучилась, и уже через две недели Ралина была в Серрате.

Радаман всегда чувствовал себя уютно, надевая эту рубашку. Так он на пару мгновений притворялся, что сестра рядом и в безопасности. По крайней мере, сейчас она рядом.

Ралина улыбнулась, поймав взгляд брата, и продолжила историю:

— …Этот умник корчил из себя величайшего воина, и однажды настолько обнаглел, что вызвал меня на бой. Уж не знаю, чем он там руководствовался, я ведь тогда уже лет пятьдесят изучала воинское искусство, а у него еще даже борода не начала расти. Да что я-то все рассказываю! Может, сам вспомнишь, а, Эдгар?

Эдгар, сидевший по другую сторону стола, уже давно погнул вилку от злости. Лицо его побелело, а глаза наоборот, налились кровью, отчего казалось, что они вот-вот лопнут.

— Не хочешь? Ну я тогда сама, — продолжала глумиться Ралина. Радаман предупреждающе сжал её руку под столом, но она проигнорировала. — Чтобы юнец запомнил, что не стоит обижать старых злых вампиров, я сначала вымотала его и хорошенько отмолотила, а потом заставила пройтись по всему лагерю в чем мать родила. От души надеюсь, что там у тебя все выросло по сравнению с тем, что видела я.

— Грязная стерва! — завопил Эдгар и откинул в сторону тарелку с едой. Разбиваясь, фарфор жалобно звякнул, но никто не обратил на это внимания. — Мне тогда было пятнадцать лет, естественно, все выросло!

— Ох, Рал, зря ты об этом заикнулась, — рассмеялась Хель и насмешливо посмотрела на Эдгара. — Мужчины такие нервные, когда дело касается их размеров.

Радаман с удивлением заметил, как тут же присмирел Эдгар. Наверное, его успокоило внимание Хель, которая раньше и вовсе не смотрела в его сторону, словно тот был пустым местом. Сейчас она не только спокойно встречала его взгляд, но и подшучивала над Эдгаром. Радаман радовался этим неожиданным изменениям и понимал, что к ним привело: появление Кассандры, молодой волчицы со схожей историей и огромным потенциалом. Он постарался принять её в семью, понимая, что после рождения дампиров она станет спутницей жизни Катрея. Но, вот ирония, они так и не нашли общий язык, хотя Радаман являлся самым дружелюбным членом их семьи. Зато Кассандра нашла подход к Архелии и Эдгару. Последний и вовсе её обожал, если задуматься: прощал все грубости и поступки и даже вплотную занялся её обучением, хотя мог просто спихнуть на того же Хейса.

Эдгар перебил мои мысли:

— Теперь, когда наши силы равнозначны…

— Это ты так думаешь, — перебила Ралина, язвительно ухмыляясь.

Эдгар скрипнул зубами, но продолжил:

— …почему бы нам не проверить, кто кого заставит пройтись голым по полигону?

— У-у-у, мальчик хочет играть по-крупному? — оживилась Ралина. — Это вызов?

Радаман покачал головой, не переставая поражаться. Ралина в свое время многому научила Эдгара, и они были очень хорошими друзьями, но иногда разыгрывали вот такие сценки и цапались друг с другом, пытаясь уязвить побольнее.

Эдгар не успел ответить, потому что в малую столовую влетела рыженькая служанка Кассандры.

— Там… В спальне… Кассандра… — задыхаясь, попыталась что-то объяснить она.

Её никто не стал слушать: все побежали в хозяйское крыло, где у распахнутых дверей лежал окровавленный, кашляющий кровью Эйрик. Радаман без жалости перешагнул через него и зашел первым в комнату.

У камина, перебирая пальцами покрытый копотью кулон, на корточках сидел Катрей. Кассандры не было.

— Боги, что случилось? — пораженно спросила Хель, обойдя меня. — Где Кассандра?

Катрей медленно поднял голову, и уже в следующую секунду сжимал в руке хрупкую женскую шею, вбивая Хель в стену. Она ахнула и вцепилась в его руку, пытаясь освободиться, но силы были неравны.

— Это ты виновата! — прорычал Катрей. — Ты помогла ей сбежать!

— Отойди от неё! — рявкнул Эдгар и кинулся на Катрея, но был легко отброшен в противоположную стену.

Эдгар не сдался и кинулся на Катрея уже с мечом. Помогло это мало, Эдгар сам и получил в живот своим мечом, но зато пока они боролись, Хель освободилась и отскочила в сторону.

— Катрей! — воскликнул Радаман и встал перед ним, когда он вновь направился в сторону Хель с холодной ярость. — Какого демона?!

Ралина встала рядом с испуганной хрипло кашляющей Хель, прикрывая собой.

— Ты меня убедила оставить её! «Девочке ничего не угрожает, она лишь хочет прийти в себя»! — зло передразнил Катрей, уже не пытаясь прорваться к ней. — Ты помогла ей сбежать?!

— Нет, Катрей! Клянусь всеми богами! — искренне воскликнула Хель, прижимая ладони к шее. — Она сама меня попросила о сутках в одиночестве.

Катрей шагнул назад и сжал кулаки. Радаман поспешил отвлечь его, чтобы не повторить драки.

— Естественно, Хель ни при чем. Она всегда на твоей стороне, даже если не согласна с твоими мыслями, — мягко произнес Радаман. Внутренне он содрогнулся, встретив взгляд Катрея, но продолжил: — Сам подумай, ведь недавно приезжала мать Кассандры. Наверное, это она подсказала ей путь из Серрата.

— Я даже знаю, как она сбежала, — выдохнула Хель и подошла к небольшому столику. Рядом с изысканной вазой с увядшими цветами поблескивали осколки стекла. Хель взяла один осколок и принюхалась. — Зелье телепортации к определенному человеку, чья кровь была добавлена в процессе приготовления. Секретный рецепт эрибейских магов, я могу его распознать, но повторить не в силах.

Катрей схватил Хель за запястье, заставив раненого Эдгара дернуться в их сторону.

— Расслабься, сегодня я не убью твою каярину, — процедил Катрей и грубо потащил её прочь из комнаты.

Ралина осталась помочь Эдгару и Эйрику, Радаман же решил следовать за Катреем. Так, на всякий случай. Как и предполагалось, они оказались в лаборатории Хель.

— Ищи её! — приказал Катрей, толкнув Хель в сторону висящей на стене карты континента.

Дрожащими руками Хель сняла карту со стены и разложила на столе, придерживая один нижний уголок. Радаман помог и придержал два верхних, ободряюще ей улыбаясь. Улыбка вышла слабой и немного нервной, но помогла собраться с силами. Вспоротая острым клыком ладонь зависла над столом, на карту, примерно в середину континента, рядом с Ревирией, заструилась красная кровь.

Лабораторию огласили слова древнего языка, применявшегося в колдовстве издавна. Ни Радаман, ни Катрей не знали его, да им и не надо было — колдовать они никогда не умели. Это Архелия из упрямства научилась кровной магии, но вампиру на это потребовались века. Тем не менее, оба они сейчас вслушивались в непонятную речь Хель, как будто что-то искали. И нашли: несколько раз отчетливо прозвучало имя Кассандры.

Кровь, накопившаяся в центре карты, оставалась неподвижной. Ни на север, ни на северо-восток она не тянулась, хотя Радаман ожидал именно этого.

Архелия перестала читать заклинание и расстроенно произнесла:

— Ничего не выходит. Присцилла тоже маг, наверное, накрыла её защитным пологом.

Катрей выругался и приказал Радаману:

— Найди Исмара. Напиши ему, что он нужен мне сейчас, не важно, на каком он задании. И немедленно пошли людей на Эрибею. Скорей всего, Присцилла повезла дочь домой.

Радаман смиренно склонил голову и отшагнул в сторону, пропуская Катрея прочь из комнаты. Затем плотно закрыл дверь и повернулся к Хель. Та стояла, упираясь руками в стол и скрыв лицо за стеной темных волос.

Зная, что лаборатория защищена от подслушивания, Радаман произнес, не таясь:

— Он убьет тебя, если узнает правду. Ты ведь не произносила заклинание поиска, да?

Хель подняла голову и устало посмотрела на Радамана. Они вместе провели сотни лет и никогда не менялись внешне, как и все вампиры, но почему-то сейчас Радаман впервые увидел на её лице морщины: около губ и уголков глаз.

— Где бы ни была Кассандра, она находится в большей безопасности, чем рядом с ним.



Дарья Драгайцева

Отредактировано: 19.09.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться