Властелин мира

Размер шрифта: - +

Властелин мира

  В то утро Никита Сергеевич Жириков проснулся от яростно бьющего в глаза солнца. Проспал! Не разбудила, кошёлка старая, в сердцах подумал он. Большие настенные часы с боем, который уже много лет никто не заводил, показывали без пяти девять. Еще раз мысленно матернувшись, Никита Сергеевич помчался на кухню.

  Жены не было и там. Второпях покидав в портфель пяток пирожков, Жириков вылетел на улицу.

  Во дворе было неожиданно тихо и безлюдно. Всегда такой негромкий, сейчас старенький Москвич, казалось, ревел на всю Вселенную. Но удивляться было некогда - уже десять минут, как Никита Сергеевич должен быть на работе.

  Улицы тоже были пусты, и это насторожило Никиту Сергеевича. Стройплощадка была безлюдной. Как ни странно, не было даже сторожа. Никто не перекрикивался с этажа на этаж, не подъезжали грузовики со стройматериалами и не отъезжали легковушки с ними же...

  За ночь из цистерны прямо на дорогу тонким слоем высыпался цемент. Жириков стоял, задумчиво глядя на девственно чистую поверхность цементной пыли и не мог поверить своим глазам. За всё утро он не встретил ни одного человека. Ни одной машины не повстречалось по дороге от дома до работы... Никита Сергеевич тяжело вздохнул и поплелся к своему Москвичу.

  Через пару часов он подкатил к дому на новеньком Ford Explorer, одетый в коричневый с отливом, шелковый костюм. От многочисленных колец, цепочек, браслетов и прочих золотых побрякушек, разбегались солнечные зайчики. Согнав со скамейки не в меру наглого кота, Никита Сергеевич, присел и постарался навести в мыслях порядок.

  Каким-то образом, за ночь исчезло всё население города. Пустыми оказались дома, магазины, заправки и улицы. Пользуясь случаем, он набил карманы ювелирными украшениями, прихватил самую мощную машину, какую нашёл и оделся. Надо было развивать удачу, пока все не вернулись.

  За неделю в доме Жирикова скопилось под сотню килограммов золота, одна из двух комнат была забита всей техникой, какую он смог найти, и разнообразной одеждой. Однако, электричества в городе не было, продукты в магазинах начали портиться и надо было что-то делать. Этим вечером Никита Сергеевич твёрдо решил ехать в столицу.

  ***

  Москва встретила Жирикова безлюдными улицами. То там, то сям ветер кружил по пустым переулкам пластиковые пакеты, картонные коробки и прочий мусор. Людей в первопрестольной тоже не было.

  Через неделю Никита Сергеевич уже уверенно взламывал бензоколонки, знал, в каких магазинах лучше сохранились продукты, и подобрал себе удобную, немаркую одежду. На всякий случай он запасся оружием, и вечерами, от нечего делать, расстреливал неработающие светофоры. В машине у него постоянно играла музыка - без неё в сердце заползала холодная, злая тоска. За МКАДом, Жириков вырыл глубокую яму, сказались годы работы прорабом и умение обращаться со спецтехникой, и зарыл в ней больше тонны золотых изделий. Он больше не надеялся, что люди вернутся, и сделал это скорее на всякий случай. Вечерами он напивался. Было больно ощущать, что все богатства, до которых ему теперь очень просто дотянуться, ничего не стоят, если ими не с кем поделиться.

  Однажды в переулке мелькнула чья-то тень. Никита Сергеевич, сломя голову помчался туда, но никого не увидел. На следующий день в отражении витрины ему почудился поток пешеходов, и он понял, что не может больше видеть московское безлюдье. Надо было что-то менять.

  Париж. В детстве Жириков зачитывался романами Дюма, и Франция представлялась ему страной вечных мушкетёров, благородных шевалье и прекрасных дам. Погрузив в Ford консервы, выпивку, спальный мешок и еще много всяких мелочей, он отправился в дорогу.

  Брест был безлюден. Граница охранялась одиноким шлагбаумом. Жириков остановился и вспомнил, как в восемьдесят восьмом его не отпускали в Болгарию. Тогда он очень обиделся на свою жену-еврейку. Сейчас он стоял и думал, что появись она рядом, это было бы величайшее счастье в его жизни.

  ***

  Сквозь парижскую брусчатку уже начала пробиваться зелень, а кое-где на окраинах уже вовсю бегали дикие звери. Природа потихоньку возвращала себе отнятые человеком территории.

  В каком-то крутом секс-шопе Никита Сергеевич выбрал себе куклу. Кукла была очень похожа на жену, какой та была еще до свадьбы, но главное, кукла избавляла от одиночества. Она сидела рядом, на пассажирском сиденье, Жириков рассказывал ей анекдоты, беседовал с ней... Вечерами он "водил" свою спутницу в когда-то дорогие рестораны, где сам же и готовил неприхотливые блюда холостяцкой кухни.

  Всё чаще он, со слезами на глазах катался по пустынным парижским улочкам. Кончались такие поездки всегда одинаково: с многоэтажными матюгами Никита Сергеевич въезжал в какой-нибудь магазин, чаще магазин одежды, сгребал бампером вешалки и витрины, потом опускал голову на руль и плакал.

  Однажды, проснувшись, Жириков решил ехать дальше. Но куда? Весь мир безлюден, это уже понятно, неужели так и колесить по свету, побираясь остатками цивилизации?

  Мысль пришла в голову мгновенно, как будто так и жила в подсознании, только и ожидая своего часа. Бермудский треугольник! Именно туда. В место, где случаются невероятные вещи, возможно, в ту самую точку перехода между измерениями. Если где-то и существует шанс изменить это дурацкое существование, то только там.

  В марсельском порту, словно специально подготовленный, стоял небольшой, современный, быстроходный морской катер. На таком можно было пересечь Атлантику меньше, чем за месяц, даже не имея никаких навыков.

  На следующий день, катер "Надежда", доверху нагруженный консервами, патронами, аккумуляторами, баллонами с газом и прочими припасами, взял курс на Бермудский треугольник. Благо, для управления им не надо было быть мореходом. Компьютер сам рассчитал направление, скорость и даже расход горючего. Достаточно было ввести в него пункт назначения. Выбор Жирикова пал на маленький безымянный островок в Бермудском архипелаге.



Евгений Мисюрин

Отредактировано: 25.03.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться