Влюблён до потери памяти

Глава 1.

КЕЙТ

Скоро конец рабочего дня. Я чувствую, как у меня болят руки и ноют ноги. Я работаю на трёх работах уже второй год, но никак не могу привыкнуть к нагрузкам. Ещё час и я буду свободна.

Очередной гость зовёт меня к столику. Я пытаюсь выдавить из себя улыбку, но у меня не выходит. Вокруг все кажется серым и раздражительным. Меня тошнит от этих довольных лиц. Очередной буржуй заказал ужасно жирное блюдо. Сидит, улыбается, а жир стекает по его трем подбородкам. До чего же противное зрелище. Ещё тридцать минут и рабочий день закончится.

У меня начало урчать в животе, ведь я сегодня ничего не ела. Но не потому что нет денег или еды. Как бы странно не звучало, но у меня не было времени, чтобы поесть. Последние пятнадцать минут я представляла, как буду уплетать жареную картошку прямо со сковороды и запивать ее кружкой холодного молока.

В кафе не осталось посетителей. Я обхожу каждый столик, протирая его своей жёлтой, уже дырявой, тряпкой. Поднимаю деревянные табуретки и ставлю их на столы. Рабочий день закончен. Я уставшая направляюсь в раздевалку, чтобы снять с себя, уже пропахшую едой, форму. Я захожу в большую железную дверь. Как только дверь распахнулась, у меня начали слезиться глаза от смешанного запаха пота и нескольких дезодорантов. Я посмотрела в сторону шкафчиков. Мой был под номером 7. Золотой, пошарпанный значок весел на заржавевшей дверце. У меня был счастливый шкафчик, вот только я не испытывала счастья. Я поняла, что мне не хватает свежего воздуха, поэтому быстро переоделась и направилась к выходу.

Свежий воздух ударил мне в лицо, и мне стало легче дышать. На улице уже начало темнеть. Мне в глаза бросался свет уличных фонарей и ярких вывесок различных магазинов. Я хотела быстрее попасть домой, поэтому особо не обращала внимания на проходящих мимо людей. Я не могла думать о чем-то кроме кровати. Урчание в животе прервало мои мысли о сладком сне, и теперь я думала о сытном ужине. Я не заметила, как дошла до дома и была этому очень рада. Я открыла дверь подъезда и вышла на лестничную площадку, пахло сыростью и алкоголем, ну это не удивительно, ведь на первом этаже живёт Пол, наш местный алкаш. Я же живу на пятом этаже, и было очень утомительно, после тяжёлого дня, подниматься самостоятельно. Я еле перебирала ноги, поднимая их по лестнице. Мне казалось, что она никогда не закончится. Как только я заметила свою дверь, подниматься стало ещё сложнее.

Прошло несколько секунд, и я стою у своей двери. Тяжело дыша, я начинаю рыться в своей сумочке в поиске ключей. После нескольких минут поиска у меня бешено начало колотиться сердце, я надеялась, что не оставила ключи на работе. Как только я заметила блестящую подвеску, которую я повесила на ключи сразу же, как сняла эту квартиру, я глубоко выдохнула. Может это покажется странным, но я улыбнулась. Я впервые за весь день была чему-то настолько рада, что смогла искренне улыбнуться. Боже мой, что же делает усталость с людьми.

Я открыла входную дверь и вошла внутрь своей маленькой квартиры. Я повесила свою летнюю куртку, сняла рабочую обувь, и направилась на кухню. Коридор был довольно узкий, обои намекали на срочный ремонт, но я делала вид, будто не понимаю их намеков. Позже я зашла на кухню. В глаза бросился старый холодильник. Он был небольшой, но его было трудно не заметить. Я подошла к нему, на нем весел небольшой магнитик, он остался от прошлых жильцов. Магнит был в форме милой собачки, если не ошибаюсь, то это был мопс, но уже было трудно разобрать, ведь краска облезла, даже несколько кусочков отвалились. Но я почему-то не выбрасывала его. Я отодвинула магнит в сторону и заметила насколько у меня грязный холодильник. Он был весь желтый и это начало меня раздражать. Я пообещала себе завтра вымыть холодильник и повесила магнит обратно, чтобы белое пятно не выделялось на фоне жёлтого, до жути грязного, холодильника.

Я открыла холодильник и почувствовала неприятный запах. Некоторые продукты испортились. Вру, испортились все, какие только могли испортиться. Я достала контейнер с жареной картошкой и благодарила себя за то, что со вчерашнего вечера немного осталось. Я быстро себе разогрела еду и села ужинать.

Я долго уже живу здесь, давно работаю на трёх работах и все ради выкупа небольшого магазинчика. А ведь мне осталось совсем немного, ещё пару месяцев и я смогу его выкупить. Я просто пыталась верить, что мне хватит сил, но уже сомневалась в этом.

Я ела в тишине, размышляла о своих целях, но меня прервал громкий женский крик на улице. Я выбежала на балкон, но не увидела ни одной девушки, только трое парней. Тяжело было их разглядеть при лунном свете. Я не поняла в чем дело и собиралась уйти с балкона, но снова услышала женский крик. Я попыталась всмотреться и увидела у одного из этих парней биту. Мне стало страшно. Я прекрасно понимала, что сейчас будет драка. У меня начали колотиться руки. Женский крик усилился, были слышны звуки борьбы. Я схватила сковородку и выбежала на улицу. В стороне стояла девушка, видимо это ее крик я слышала. Я посмотрела на драку. Трое парней избивали одного. Я никогда не была сторонником такого рода разбирательств. Я не знала, что мне делать. Да и что я могла сделать? Идти на них со сковородкой против их бит и кастетов? Это было бы глупо, да и вряд ли я бы осталась жива. Я вызвала полицию. Парень, которого избивали уже лежал на земле, но хулиганы продолжали его бить.

- Прекратите, - неожиданно для себя, крикнула я.

Драка прекратилась, я не думала, что это сработает. Но как только я увидела на себе взгляды  трёх садистов, то мое сердце упало в пятки. Я сглотнула и крепче сжала ручку сковороды. Они начали приближаться. У меня чаще застучало сердце.

- Кто это у нас такой борзый? С виду такая милая девушка, а сует свой нос, куда не стоит, - с серьезным, я бы даже сказала, пугающим выражением лица, сказал один из них.

Я же старалась сохранять спокойствие и невозмутимый взгляд. Через несколько секунд раздался гул сирены и стены начали переливаться красно-синим цветом.



Клара Гилберт

Отредактировано: 17.09.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться