Водоворот сплетенных судеб. Зинка.

Водоворот сплетенных судеб. Зинка.

Зинка

Зинка работала на трассе. Нет, не то, что вы подумали, конечно. Она приличная женщина, ничего такого. А трудилась Зинка, действительно, на дороге: на заправке, продавщицей и кассиршей в одном лице. Заправка –самая обычная, не первого и даже не второго уровня, так маленькая остановка для дальнобойщиков и местных водил. А что ещё может быть рядом с посёлком под названием «Кукуй»? Вот вы бывали когда-нибудь в Кукуе? А Зинка провела там всю свою жизнь. 

Зинкой её называли все: мать, родственники, подруги, кавалеры, хозяин заправки, даже постоянные клиенты-шоферюги, – рано или поздно переходили на «Зинку».

Имя ей досталось от Зинаиды Кириенко, исполнившей роль Натальи в экранизации «Тихого Дона». Мать, очень уважавшая кино, пересмотрела, кажется, все фильмы, которые только шли по телевизору. А что ей ещё было делать? Она работала вахтершей на заводе, в её каморке всегда стоял маленький телевизор, и мать, отмечая входящих и выходящих работяг, одним глазом поглядывала на экран. А уж «Тихий Дон» она смотрела раз пять, каждый раз всхлипывая и жалея несчастную русскую бабу – Наталью, блестяще сыгранную Зинаидой.

Мать поначалу называла дочку Зиночкой, а когда та плавно въехала в подростковый период и ударилась в гульки, самое ласковое, что девчонка получала от матери – «Зинка-паскуда». Позже осталась только «Зинка».

Крепенькая, с широкой костью, светлыми пушистыми волосами и румянцем во всю щеку, Зинка притягивала окрестных пацанов, слетающихся как мухи на мёд.

***

В девятом классе Зинка влюбилась. Ванька, личность весьма неординарная, окончил девять классов, работал трактористом и ожидал призыва в армию. Шалопай и балабол, он виртуозно играл на гитаре, задушевно пел, чем и привлекал всех местных девчонок.  Вот и Зинка не устояла, сдалась практически без боя. Уложив девчонку в постель, Ванька не сбежал сразу же, как поступал обычно, а задержался надолго, наслаждаясь пышным телом и обожанием Зинки. Предохраняться у глупой девчонки ума не хватило, и в неполные семнадцать Зинке грозило стать молодой мамашей.

Документы из школы срочно забрали, мать пристроила непутёвую дочку подальше от позора, в кулинарный техникум в соседнем районе. А Ванька неожиданно для всех решил жениться на своей малолетней зазнобе, которой заделал ребёнка, рассудив, что таким нехитрым способом отодвинет поход в армию. Расписались быстро, поселились у мрачной свекрови, свалившей на юную невестку все домашние дела. Зинка летала на крыльях любви, таскала тяжеленные вёдра с кормом для свиней, дрова для растопки, невзирая на растущий живот. И доигралась. Выкидыш случился уже на седьмом месяце, и если бы в селе был хотя бы фельдшер, малыша можно было бы спасти. Но до ближайшей больницы Зинку довезли, когда мальчик уже перестал дышать.

Больше всех убивалась свекровь, ведь Ваньке теперь уж было не отвертеться от кирзовых сапог. Зинка перенесла потерю ребёнка спокойно, он для её был лишь связующим звеном с ненаглядным Ванечкой, а вот Зинкина мать выдохнула с облегчением.

Летом Ваньку забрали в армию. Два дня село гуляло на проводах, Зинка рыдала, обещая приезжать проведывать своего солдатика хоть на край света, Ванька пел под гитару, а свекровь тихонько подвывала, расставаясь с кровинушкой. Первое время Ванька звонил, писал длинные сообщения в стихах, даже письма присылал – мать в «ваших трубках», как она говорила, не разбиралась, и отправляла сыну по почте длинные послания. Через пару месяцев Ванька почти перестал звонить, редкие смс сводились к перечислению того, что ел, что пил. Зинка переехала к матери, вечерами, обливаясь слезами, рвалась к мужу, служившему на Сахалине, подружки ехидно посмеивались, а мать, качая головой, приговаривала:

  • Да загулял твой Ванька, как пить-дать, загулял. Как был кобель, так и остался. Ты, Зинка, свою жизнь устраивай, а то так и будешь соломенной вдовой по селу ходить.
  • Не смей на моего Ванечку наговаривать. Ему просто некогда рассусоливать со мной. Это ж не курорт, а армия, понимать надо.
  • Ну-ну, Зинка, помяни моё слово, мать права окажется.

 

***

И как в воду глядела. В отпуск Ванька приехал с красавицей –черноглазой и черноволосой мордовкой. Девица явно знала себе цену, а Ванька заискивающе смотрел ей в рот, выполняя каждое желание. К Зинке он пришёл тайком от новой зазнобы, суетливо оглядываясь, объявил, что разводится с женой из-за великой новой любви. Просил не таить зла, даже просил прощения, но был так жалок, что Зинка на полувсхлипе остановилась и, смачно плюнув в его сторону, велела убираться по известному адресу. Прогнав неверного мужа, Зинка долго выла в подушку, оплакивая неудавшееся замужество. Но по селу ходила с гордо поднятой головой, не давая никому злорадствовать.

Бывшая свекровь поначалу гордилась новой невесткой-красавицей и отворачивалась от Зинки, а когда поняла, что Ванька-то не собирается возвращаться домой после армии, остаётся жить на Сахалине с женой и её родней, затосковала и иначе как чертовка-мордовка новую сноху не называла.  И стала всем и каждому говорить, что вот Зиночка ей и есть настоящая невестка, почти дочка, а та, заморская краля, приворожила Ваньку да от матери отворотила. Зинка – добрая душа, забегала к бывшей свекрови на огонёк, поболтать по-женски да чайку попить, но разговоров о Ваньке не поддерживала и на судьбу не жаловалась.



Лариса Агафонова

Отредактировано: 09.02.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться