Война как повод

Размер шрифта: - +

Война как повод

Ветер нещадно треплет резные листья пальм. Уже который день этот ветер и треплет, и беснуется, и гонит такую волну, что в море не зайдешь, не искупаешься. И фуражку все норовит сорвать. Жара страшная.

Впрочем, мичману Кравецу купаться все равно нельзя, чревато...

Говорят, на Сан-Макариу такая погода - редкость. Обычно здесь тишь да гладь, одна благодать. Кравец им верит, сидит, потягивает пиво в местом баре. Разве можно не верить в благодать, глядя кругом? Даже притом, что пиво в баре тоже местное - приторно-сладковатое, непривычное... мягко говоря. Но никто не жалуется, может быть потому, что выбора нет. Откуда выбор? До материка плыть и плыть. Да и зачем плыть? Местные вовсе никуда не плывут. Они сидят дома, ловят рыбу, выращивают кофе, разводят коз... Сан-Макариу, даром, что крошечный островок, считает себя настоящим независимым государством. Совершенно самостоятельным и самодостаточным. И страшно этим гордится. Португалия, правда, считает его своей колонией, но особо со своим мнением не лезет, взять с острова все равно нечего. Тишь...

Еще пива! Кравец машет рукой хозяину за стойкой, и тот понимает, кивает в ответ. Морякам с "Валдая" хозяин наливает с охотой, они всегда платят, не то что местные, которые вечно норовят налакаться в долг.

Хозяин - араб, родом из Турции, Мехмет Аджар. Вообще-то, араб он лишь от части, его дед когда-то переехал сюда из Анкары, женился, завел детей. Арабской крови в Мехмете едва ли четверть, но что он араб - знают все.

Дочь Мехмета, Дилара, уже несет Кравецу новую кружку.

- Прошу вас, сеньор.

Ставит кружку на стол и улыбается вежливо, но искренне, без малейшего намека на кокетство. Дилара удивительная и очень красивая: высокая, тонкая, сероглазая... строгая.

- Спасибо, - говорит Кравец.

В баре тихо, лишь небольшая компания местных парней в глубине зала. Обычно спасал туристический сезон, отдыхающие любители экзотики щедро пополняли бюджет острова. Но сейчас туристов нет, лишь пара португальских пенсионеров. Глобальный кризис и угроза глобальной войны не способствуют путешествиям. Дела идут плохо.

- Дилара, посиди с нами! - зовут парни.

- У меня много дел, Раулинью, я не могу.

- Когда ты станешь моей женой, Дилара, у тебя не будет других дел!

- Этого никогда не будет.

Она улыбается, но в глубине глаз тревога. Раулинью - сын начальника полиции.

 

* * *

 

Кравец снимает ботинки, потом носки, складывает аккуратно подальше от прибоя, немного подворачивает форменные брюки. Пальцы утопают в песке.

Раннее-раннее утро, небо еще розовое с золотым.

- Собираетесь купаться, сеньор?

Кравец оборачивается. Дилара спускается с холма.

- Нет, хочу немного походить по берегу.

- Почему? Волны улеглись, можно купаться! - Дилара улыбается.

- Мне нельзя, я же киборг.

Дилара хмурится, пытается понять: шутка это или все же в шутке есть доля правды.

- Разве киборги пьют пиво? - спрашивает она.

- Все зависит от конструкции.

- Разве киборги боятся воды?

- Обычно нет, но по мне давно плачет капитальный ремонт. Лучше не рисковать.

Кравец улыбается тоже, и Дилара смущается.

- А я купаюсь здесь каждое утро, - говорит она.

- Я тебе не мешаю?

- Нет. Как киборги могут мешать?

Она фыркает и легко, одним движением сбрасывает платье, потягивается всем телом и с разбегу бросается в воду, поднимая брызги. Кравец остается на берегу, смотрит, как она ныряет и долго плывет под водой, очень долго, так, что хочется броситься за ней следом, невзирая на последствия. Потом она выныривает, словно дельфин, и ныряет снова.

Кравец задумчиво ходит по берегу, оставляя цепочки следов на мокром песке. Следы быстро смывают волны.

- Вода прекрасная! - говорит Дилара искупавшись, отжимает длинные волосы.

- Ты никогда не думала уехать отсюда?

- Зачем? - она удивляется.

- Сейчас неспокойные времена.

- У нас маленький тихий остров, все друг друга знают. Лучше здесь...

- Самые страшные вещи, как раз, происходят на маленьких островах, в маленьких городках, где все знают друг друга.

- Может быть, - Дилара натягивает платье прямо на мокрое тело.

- Подожди...

- Я тоже слышала эти разговоры, - говорит она. - У нас тоже говорят, что это арабы во всем виноваты. Недавно приходили к нам в бар, требовали налить им бесплатно, кричали, что мы наживаемся на них, дерем три шкуры, и что не имеем права... Когда отец с братом пытались их выгнать, начали грозить поджечь наш дом. - Дилара поджимает губы. - Вы думаете, на материке лучше, сеньор?

Кравец качает головой.

- Думаю, нет.

На материке еще хуже.

- Мне пора, сеньор. Приходите к нам вечером.

 

* * *

 

Он приходит. И потом приходит еще. Корабль должен оставаться в порту Сан-Макариу еще две недели, времени хватает.

В баре дела идут неважно, посетителей становилось меньше с каждым днем. И даже не потому, что местные перестали пить, а потому, что начинают перебираться в другие заведения по-соседству.

Старший брат Дилары, Омер, раньше всегда помогавший отцу, теперь пытается найти для себя другую работу: хоть рыбаком, хоть на кофейных плантациях, лишь бы платили. У него жена и двое маленьких детей.

Младший брат - Умут... Младшего брата убили.

Однажды в бар приходят трое парней, старых друзей Умута. Они стоят перед Мехметом, опустив глаза, и все, как один, уверяют, что его сын погиб в пьяной драке. Напился, полез к кому-то, его ударили, он стукнулся головой... да-да, все именно так. Сам стукнулся и сам умер. Несмотря на три ножевых ранения, несмотря на то, что Умут вообще никогда не пил.



Екатерина Бакулина

#5500 в Фантастика

В тексте есть: будущее, киборги

Отредактировано: 26.01.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться