Война — не место для любви

глава 1

    То, что сейчас происходит в аду сложно описать, пользуясь лишь цензурными выражениями. Максимум — вакханалия. Наверху творится какая-то хрень, и демоны день ото дня становятся все более и более заносчивыми засранцами, которые то и дело нарываются на проблемы. Молчу уже об упырях. Бывшие вампиры, сменив богемные костюмчики и манеры на рожи, по которым, судя по всему, и рисуют чертей на земле, кажется, только и делают, что пытаются проверить, оторву ли я им голову. Жаль, после смерти не появляется способности менять свой рост. Может, будь я хотя бы на голову выше, им бы не так уж хотелось, чтобы голову им оторвала именно я.

    Я сидела в дешманском баре на окраине чистилища и тянула сквозь зубы мерзотное пойло, от которого даже не пьянела, что, признаюсь, страшно меня бесило. Ловя боковым зрением липкие взгляды суккубов, сидящих через два стола от меня, я упорно делала вид, что разглядываю пейзаж девятого адского круга, хотя сама думала о том, что теперь между нами есть определенное сходство. Напившись людской энергии, как крови когда-то, они выглядят почти обычно. Но стоит им оголодать или озвереть: поверьте, вы не знаете твари более отвратительной. Суккуба легко узнать по перепончатым крыльям, как у земного символа вампиров — летучей мыши. Видимо, все-таки не с бухты барахты рождаются эти легенды. Я сделала большой глоток, скривившись от горечи, неприятно обжигающей горло, и почувствовала за спиной знакомую энергию.

— Стоять, как маньяки, за спиной — это у вас семейное, Фолл?

    Блондин, настолько здоровенный по сравнению со мной, что мог бы спрятать меня за пазуху при желании, со сдавленным смешком обошел стол сел напротив, подав жест демону за баром.

— Осваиваешься? — спросил Макс, не размениваясь на никому не нужные приветствия.

— Ты о том, что я в долбанном адском захолустье выполняю роль сторожевой псины? — иронично спросила я, демонстративно взъерошив черные крылья за плечами. 

— Ну если только с этой стороны рассматривать ситуацию, то да — все дерьмово.

    Макс слегка иронично рассмеялся, обнажив ряд ровных, белых зубов, отпивая из бокала, который поставил на стол демон, искоса оглядев нас, и вернувшись за стойку.

— Ты что-то знаешь о том, зачем Сатана вдруг так резко принялся собирать демонов?
Намечается заварушка? — спросила я полушепотом, наклонившись поближе к Максу.

— Честно, понятия не имею. Нас в курсе таких вещей не держат, но знакомый сказал, что на верху крупный переполох, который упорно пытаются замять.

— Переполох с ангелами? Что они могли такого устроить, чтобы Сатана так ощетинился?

— Не знаю, но поговаривают, что кто-то провоцирует войну между Адом и Раем. Якобы за равноправие, — Макс вальяжно откинулся на спинку стула, говоря будничным тоном, как будто его ничуть не заботила обсуждаемая тема.

— И что ты об этом думаешь? — спросила я, как бы для поддержания разговора, хотя кое-какие слухи о назревающей войне дошли и до меня.

    Кровососы не слишком хорошо умеют хранить тайны, да и не обременяют себя необходимостью говорить потише, когда обсуждают вещи за которые, по слухам, можно и крыльев лишиться. Интересно, что происходит с такими как мы, когда нас лишают крыльев? Уж точно вряд ли отправляют в ссылку на землю.

    Демон за баром продолжал сверлить во мне дыру, мерзко ухмыляясь, как будто я ему сломанный нос задолжала.

— Ненавижу, когда они так делают. — прошипела я, возвращая ему презрительный взгляд. — Даже низшие демоны относятся к нам, как к какому-то отребью. Не все из них даже рожденные бессмертные, большая часть — обычные людишки.

— Говоришь так, как будто это задевает твою гордость. Относись проще. Ты просто бесишься, что нам запрещено подниматься, а здесь тебе просто скучно.

    Я слегка наклонила голову на бок, приподняв бровь.

— Черт, Макс, да ты читаешь меня, как открытую книгу.

    Я одним глотком осушила свой бокал и быстрым шагом вышла из бара, толкнув плечом стоящего в проходе суккуба. Тот что-то рявкнул мне в спину, но я проигнорировала: четвертая драка за день однозначно будет лишней. 

— Стеф, да подожди ты. 

    Макс схватил меня за руку и развернул к себе лицом, но я вырвалась и посмотрела на него снизу вверх, вкладывая в этот взгляд как можно больше "нежности" к происходящему.
— Послушай, Фолл, я очень рада, что мне удалось с тобой познакомиться и все такое, но мне выдалась на редкость дрянная жизнь, и еще одна, не лучше предыдущей, после того, как меня нанизали на арматурину, как на шампур. Да, представь себе, меня не прельщает идея торчать в чистилище целую, мать ее, вечность в компании всех этих тварей, к которым я и при жизни-то не слишком хотела иметь отношения, не говоря уже о твоих попытках помочь мне "освоиться", — последнее слово я выделила характерным жестом, согнув два пальца, увенчанных длинными черными ногтями. — Оно мне нахрен не сдалось, поэтому прекрати трахать мне мозги, иначе я трахну тебя клинком в задницу.

    Макс, натянув уже хорошо знакомую мне улыбку, поднял руки, капитулируя, и сделал шаг назад, сказав напоследок:

— Не только ты оставила кого-то там. И не только у тебя отняли жизнь. Пойми, Стефани, что ты не сделаешь себе лучше, если будешь вызвериваться на всех и вся. Все произошло так, как произошло и тебе пора понять, что друзья нужны даже в аду. 

    Он вернулся в бар, оставив меня наедине с мыслями о сказанном. Я раздраженно цыкнула языком и, расправив крылья, направилась в сторону седьмого круга, где жили большинство таких, как я. Пейзаж подо мной расстилался примерзкий. И не потому, что выглядел, как все привыкли его представлять: котлы, демоны, вечные страдания, не без этого, конечно, но в целом все это было мне отвратительно просто потому, что я всем фибрами не хотела здесь находиться. Хотелось разорваться от злости, ведь больше-то мне деться и некуда. Рай никогда не признавал нечеловеческие души достойными обучения в именитой академии. Кроме того, мало кто вообще из них помнил о нашем существовании. В Аду нас считали за прихлебателей для демонов, что находились выше по рангу. И многие были даже не против. Все это слишком напоминало мне жизнь на земле: эту бесконечную борьбу за место под солнцем. Все что мне оставалось — это просто смириться с тем, что я умерла и теперь моя жизнь здесь. Бесконечная и монотонная. Течение времени здесь сильно отличалось и сложно было определить сколько дней, месяцев или может даже лет прошло на земле с тех пор, как я оказалась здесь. Пару раз я все же сбегала на землю, но в итоге я могла лишиться головы за нарушение законов и решила, что стоит привлекать к себе меньше внимания.



Екатерина Тен

Отредактировано: 17.04.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться