Волчья весна

СЕДОЙ

Где-то в начале мая...

 

Вот молодежь пошла. И что у них в голове? Посылаешь их дело делать, а они хвосты там друг другу крутят, любятся как мартовские кошки. Куда спешить, когда сама Матерь отмерила волкам жизнь, в стократ длинней человеческой? Нет, они все бегут куда-то, как ужаленные. Спешат любить, творить, поддаются похоти, как майские жуки. А потом, как те же жуки, копошатся в своих проблемах, на пустом месте возникших.

- Дядя, ты если ругать будешь, так хоть вслух, - подсказывает мне моя ненаглядная племянница.

Я как обнял ее по приезду, так сразу и наткнулся на плотный уже чуть выступающий животик. Попросил, называется, Лешу с нее глаз не спускать... Глаз, а не лап!

- Лучше молчи, Варя. Лучше молчи...

Оно когда с чужими детьми неприятности случаются, мне как-то в темечко не бьет. А вот когда с родной кровиночкой... единственной моей малюткой, о которой я ее родителям поклялся заботиться... а она... она... пропадает из поля зрения, преследуемая жестоким врагом, совсем не дает о себе знать, а потом вкатывается колобком на порог... придушу! И ее, и поганца этого, которого своим лучшим бойцом считал. Надо же... оприходовал, скотина! Мою маленькую хрупкую племяшку оприходовал, как... последняя скотина.

- Когда? – челюсти разжимаются, чтобы выплюнуть одно-единственное слово.

- Вскоре после знакомства, - улыбается моя кровиночка, поглаживая ладонь своего...моего... Алексея, покоюшуюся у нее на колене.

Тот сидит к Варе вплотную, чуть наклонившись вперед, словно щит загораживая от меня. Плечи распрямил, грудь колесом выпятил. Молчит, словно в рот воды набрал, смотрит на меня из-под сдвинутых на переносице бровей. Молчи уж... помощничек...

- Время, значит, не теряли.

- Любовь с первого взгляда, - улыбка просто ни в какую не хочет слезать с Варькиного лица!

- Ну да, особенно у тебя, Варюш, со взгляда, - бурчу я.

- Ну, с нюха, - беспечно пожимает эта пигалица плечами, - Леша очень хорошо пахнет. Очень...вкусно...

Произносит она последнюю фразу тихо, но мы, закрытые сейчас в моем кабинете, отлично ее слышим.

Леша подается еще немного вперед, и его лапища с коленки моей племянницы перемещается на ее ладонь, накрывая ту полностью. Скрывая все пять пальчиков, таких аккуратненьких, таких тоненьких... когда-то ее детская ладошка сжимала и мою руку...

- Не сердись, дядя. Ну, посмотри на меня, я жива-здорова, счастлива. У меня теперь есть самый лучший защитник, - она крепко сжимает Лешину ладонь, - А маленький появится, и будет у нас настоящая семья.

- А меня, что, за давность лет списала из защитников? Не гожусь больше?

- Ну, что ты! Какие глупости говоришь! – ей богу, Варька улыбнется еще раз, и я завою. Я тут пытаюсь ей мозги вставить, серьезные разговоры вести, а она... как блаженная!

- Ты не сердись, - повторяет этот ребенок, ставший за один короткий миг взрослой волчицей, - И не ревнуй. Родится мальчик, в твою честь назовем. Ты... разве не рад за меня?

Рад. Но надо бы сначала жопу надрать этому хвостатому, потом племяшке, а потом еще разок обоим, чтоб запомнили науку жизни. Нет, это ж надо!

Я рад, конечно. Рад, что моя племянница спустя столько лет одиночества и добровольного затворничества нашла себе пару. Выбросит, наконец, эти глупые мысли из головы о том, что калека, что стая ее не примет, что волки ее за свою не признают. И Лешка хороший, я ж его с пеленок знаю. Сам всему учил. Он надежный, сильный, всегда своего добивается. А с Варей такой... смешно даже, никогда его таким раньше не видел. Трясется над ней, все норовит прикоснуться, рядом крутится. А как я голос повысил, так он сразу вперед подался, Варю готов за свою спину спрятать.

Хорошая они пара. Двое моих любимых волчат. Только счастья им желаю.

Но сначала – воспитательные работы. Чтоб знали, кто здесь все же главный пока...



Вера Пескова

Отредактировано: 13.09.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться