Воспитанницы Грэхэма. Эттея

Пролог

Пролог

Молодой человек, чуть старше двадцати лет, придирчиво осмотрел сидевших перед ним гостей. Этот вечер стоил ему дорого, очень дорого. Не опуская задумчивого взгляда, он подождал, пока все рассядутся, заняв места на диване и в креслах, кивнул сам себе и только после этого вышел из комнаты, плотно притворив за собой дверь.

Оказавшись в коридоре, Горан еще мгновение помедлил, а после решительно двинулся в темные недра дома. Сегодня должно было многое решиться.

Но чем ближе был кабинет наставника, тем медленнее становился шаг молодого человека, то, что раньше виделось небольшой шалостью, сейчас пугало — магистр вполне мог выгнать и приглашенных, и самого Горана.

Остановившись у тяжёлой резной двери, молодой мужчина потянулся к ручке, но так и не решился нажать на неё. Отдёрнув руку, он нервно пригладил волосы и мысленно повторил уже не раз обдуманные доводы.

— И долго ты будешь там топтаться? Заходи! — раздался громкий голос наставника.

Вздрогнув, Горан глубоко вздохнул и решительно шагнул в открывшуюся перед ним дверь.

— Милорд! — молодой человек склонил голову, приветствуя хозяина кабинета, стоявшего возле пылающего камина. — Ваши будущие ученики прибыли. Я пригласил их в гостиную.

— Выполнение моего задания заняло у тебя почти год. Долго. Пойдём познакомимся. — Обойдя ученика, наставник вышел в коридор. Миновав который и замерев на мгновение у двери в гостиную, с лёгкой угрозой сказал: — Надеюсь, результат поисков будет достойным.

Горан молча последовал за учителем.

Но едва наставник переступил порог, как вся его степенность, под которой магистр мастерски скрывал нервное напряжение, испарилась, и негодование выплеснулось в возмущённом вскрике:

— Что это?! — Магистр Грэхэм обвёл взбешенным взглядом комнату, полную девчонок.

— Кто, — поправила его сидевшая на полу рыжая девочка. — Про людей говорят «кто», — рассудительно, без малейшей тени смущения проговорила она.

— Грэль Ивана Льёу, дочь графа Азерского, сирота. — поспешил с представлением Горан, боясь, что наставник сейчас просто развернётся и уйдёт.

Из-за спины сидевшей на диване черноволосой девочки с белоголовым малышом на коленях медленно поднялась хрупкая фигурка в заношенном, явно с чужого плеча, платье. С худенького, бледного личика на магистра с испугом смотрели огромные голубые глаза.

Впервые за много лет мужчина почувствовал, как заливает жаром щёки, а где-то в глубине души просыпается давно забытая совесть. Он ведь знал. Всегда знал, что у аристократа, который погиб, защищая его дочь, остался ребёнок. Но так и не поинтересовался его судьбой. А, судя по тому, как девочка выглядит, после смерти отца жизнь её не баловала.

— Маг воды, восемь лет, — тихо добавил ученик.

Магистр с трудом разжал стиснутые в кулаки пальцы и слегка встряхнул кисти, сбрасывая напряжение.

С шутником-подопечным он разберётся потом. Хотя, надо признать, что, найдя девчонку, тот снял с его души часть неоплаченного долга.

— Остальные.

— Амэрта Ройт Хингас. Девять лет. Стихия — огонь. Община Фьёд — Свагра.

Черноволосая девочка осторожно поставила малыша на ножки и, держа его за руку, поднялась.

Рубашка из грубого домотканого полотна плотно облегала широкие плечи, узкие брюки, заправленные в высокие сапоги, подчёркивали длинные, худые ноги. Тяжёлый длинный кинжал болтался в ножнах, закреплённых в петле на поясе. Короткие, тёмные волосы. Пронзительные, светло-голубые глаза под ровными бровями больше всего выделялись на ее лице. Если бы не едва наметившаяся грудь, девчонка вполне сошла бы за мальчишку.

— Как тебе удалось заполучить дочь гор? — Грэхэм мельком взглянул на ученика, успев заметить, как тот прячет в карман платок.

— Выиграл в карты. — Горан явно не гордился своим поступком.

Амэрта на мгновение прищурила глаза и поджала узкие губы, но почти сразу вернула лицу спокойное выражение. Грэхэм усмехнулся — непроста девочка, ох и непроста, похоже, что её лучше не злить, а уж если разозлил, спиной к ней не поворачиваться.

— Я останусь. — Амэрта посмотрела ему прямо в глаза. — Если останется моя сестра. Ей четыре года, она некромаг.

— Нет! — Грэхэм ответил твёрдым взглядом. — Младенцев я не учу. К тому же занятий у тебя будет много, времени на уход за ней не хватит, так что она отправится в приют, а ты сможешь навещать её.

— Мы поможем! — с пола подскочила девочка с рыжими кудрями и лицом, щедро усыпанным яркими веснушками. Широко улыбнувшись, представилась: — Я Долэг. Долэг Фаяр Лита Айн. Племяница Хросса Огненного. Должна была родиться Водой, как предки, но так получилось... — пожав плечами, она сморщила нос и дёрнула себя за прядку, упрямо падавшую на глаза. — Огнём я родилась. А когда сожгла вторую лодку, дядя меня этому... — она небрежно махнула в сторону Горана, — отдал. Я помогу с малышом. Приют — это плохо. Правда, девочки? — Загорелая мордашка повернулась в сторону двух сидевших в креслах. — Правда? — с нажимом переспросила она.

Грэхэм не вмешивался. Для его целей требовалась дружная команда.

В течение ближайших занятий пришлось бы выяснять — смогут ли ученики сотрудничать друг с другом.

А тут судьба сама идёт ему навстречу, подстроив ситуацию, в которой девочкам придётся сделать выбор. Поддержат? Или нет?

— Нова Майстир. — Крепкая русоволосая девочка поднялась с кресла и слегка склонила голову. Выпрямившись, она спокойно посмотрела на приплясывающую от нетерпения Долэг. — Я помогу. И моя подруга тоже. Эттея? — Она взглянула на соседку. Та прикрыла тёмные «кошачьи» глаза. — Поможет.

— Нова Майстир, восемь лет, дочь непоместного барона, стихия — земля, — сообщил Шоран. — И Эттея Инев. — Девочка грациозно и лениво поднялась с кресла. — Восемь лет. Вода. Дочь историков-археологов Ин-Енев. Мы оставляем малышку?

Грэхэм посмотрел на учениц. Четверо, Амэрта, Долэг, Нова и Эттея придвинулись друг к другу, пятая, Грель, спряталась за их спинами.



Мари Лесс

Отредактировано: 25.01.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться