Возможен ли конец?

Возможен ли конец?

Она была чиста… Алое платье струилось шёлковыми волнами по белоснежной коже; длинные чёрные кудри кольцами спускались по плечам, доставая до небольшой груди, прикрытой чёрной кружевной сеточкой, что прикрывала зону декольте, так соблазнительно обрамлённую глубоким вырезом; нежные, маленькие ладошки с по-аристократически тонкими пальцами были расслаблены.
Она была юна… Правильный овал лица, огромные глаза оттенка цвета ночного неба и обрамляющие их длинные, густые ресницы; полные, чувственные губы казались не настоящими, чужими – слишком алыми они были; небольшой, аккуратный носик и до безумия ровные, тонкие брови – всё это кричало о молодости этой особы.
Она была небрежна… Её движения не были отточенными или, как любят поговаривать люди, «правильными», скорее, они говорили о том, что девушке всё равно на мнение публики. Легкомысленный танец был чарующим, волшебным, ярким и…печальным. Каждый, кто смотрел на девушку, проникался той атмосферой, что она создавала; у каждого проступали слёзы на глазах и воспоминания в мыслях – эти воспоминания были индивидуальными, разными, личными и бесценными, но неизменно грустными и болезненными.
Вот стоит пожилой мужчина – он вспоминает, как танцевал последний танец жизни со своей супругой, когда она умирала: была поздняя осень, за окном шумел дождь. Он держал за руку родного себе человека, чьи дни были сочтены, и улыбался… Он всегда улыбался, когда приходил, а она? Она улыбалась в ответ, даже в этот день; даже зная, что не сегодня так завтра умрёт. Она умерла с улыбкой, вспоминая дни молодости и счастья; вспоминая то время, пока не начала свой танец со смертью, что пришла к ней с неизлечимой болезнью.
А вот кружит под мелодию ребёнок – он беспечен, радуется жизни и не понимает, почему все грустят, ведь мелодия так прекрасна. Этот ребёнок даже не смотрел на танцующую девушку. Зачем ему смотреть? Зачем смотреть на чужую «тётю»? У него есть своя; у него есть самая красивая, добрая и прекрасная – его мама. Мама, ребёнка танцует с призраком – это мужчина, который бросил её сразу, как узнал о ребёнке: он был не готов, он хотел свободы.
Рядом ведут свой танец двое: муж и жена – они посматривают на ребёнка и понимают, что не увидеть им такого счастья. Никогда у этих двоих не будет детей. Никогда у них не будет того семейного счастья, о котором они мечтают. Никогда…Никогда…Никогда.
Каждый танцует, ведь у всех свои причины, своя боль, своё отчаяние. Сюда, в этот зал, приходят только те, чью жизнь отметила печаль, боль, тоска и остальные «не радостные» чувства.
Но при чём здесь она? Та, на кого смотрят все, кроме маленького ребёнка, зачем нужна она? Зачем она ведёт за собой мелодию танца? Никто не знает…никому этого не понять. Может стоит спросить у неё? Может стоит позвать? Но как её зовут? Как? Каждый ответит на эти вопросы сам и все они будут разными, ведь…
Она была мертва…Так же мертва, как и один из самых сокровенных уголков человеческой души, где хранятся страшные, печальны, а порой и убийственные воспоминания.
Она ведёт танец, который будет длиться очень и очень долго…бесконечно.



Эмилия Розенталь

#10598 в Разное
#2924 в Драма

В тексте есть: танец, люди, боль

Отредактировано: 16.09.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться