Возвращение в гавань Кассандры

Возвращение в Гавань Кассандры - Вступление

Возвращение в Гавань Кассандры - Вступление

Ренсинк Татьяна

ТРЕТЬЯ КНИГА

Начало - в книге "Гавань Кассандры - Закат" - http://lit-era.com/book/gavan-kassandry-zakat-b25140 

Вступление

«Когда я читала записки моего пра-пра-пра дедушки М. А. Аргамакова, размышляла вновь, как бы хотелось противостоять тому знанию, что жизнь наша коротка, как время пролетает, а мы, многие из нас, как думается,... не видим то, что здесь, рядом, не ценим!» -  записала я в свой дневник. - «Сколько бы бед избежали, если бы правильно взглянули на то или иное, если б увидели то, что имеем, чем дорожим... Перечитывая записки, поняла, учусь я, учусь любить всё, что есть у меня. Потому что именно это и делает меня счастливой: но ведь об этом думают лишь те, кто просто живет, кто просто счастлив. А иные спорят вечно о войне, своём благе, о Боге... Я спорить не буду...

«Да что там они», - читала я записки дальше. - «Не по зубам оказались наши русские крепости хваленому английскому флоту! Не сдали крепости, выстояли с таким достоинством, что враг ушел!»

Казалось бы, война та (Крымская) прекратилась. Ни одна из воюющих сторон не желала делать первых шагов, чтобы заключить этот мир. Но, как мы уже знаем, это всё же случилось: 18 марта 1856 года. Франция стала миролюбивой, когда Англия решила поставить целью войны восстановление Польши.

Освободиться русским от англичан было сложнее всего в самом Крыму. Понадобилось целых два года для этого. Да, состояние артиллерийской части не было всегда удовлетворительным. Чугун, из которого отливались орудия, был недоброкачественный. Многие орудия при стрельбе после нескольких выстрелов просто разрывались. Мало того, было отсутствие у военных и практики в боевой стрельбе...

«И как же нам недостает
Науки той российской,
Когда моряк в поход идет,
Корнет гардемаринский.

Он, навигации знаток,
Державу чтит родную,
Крестовый флаг, родной флагшток,
Судьбу не ждет иную.

Прочтите, мальчики России,
Про ваших давних предков,
Они для вас, наши родные,
Страну слагали крепко.

Теперь морей досталось нам
Уж меньше, чем бывало.
И нынче это нужно вам,
Чтоб море сушу сберегало.»* 

«Божией милостью жили, выживали и шли дальше», - читала я дальше записки Михаила. Да, тогда порой только и оставалось, что надеяться лишь на Бога. И надеялись, верили, защищая не только свои взгляды, но и царя, опираясь на Всевышнего.
Пока читала записки Михаила, изучала подробнее и историю. Таким образом, наткнулась на письма Иннокентия, митрополита Московского и Коло­менского. Он тогда, как раз к тем событиям, которые происходили с 1848 года, написал: 

«Кажется, теперь только слепой или намеренно-смежающий очи может не видеть, что самый лучший образ правления есть самодержавие. Но в то же время нельзя не убедиться, что само­державие может быть только там, где — Православие».
Простой русский человек всегда смотрел на власть с православной точки зрения, видел в царе правителя, который был поставлен Богом.

Тому подтверждением являются и пословицы: «Один Бог, один Госу­дарь»; «Бог на небе, Царь на земле»; «Никто против Бога да против Царя»; «Всё во власти Божией да Государевой»; «Никто как Бог да Государь»;  «Всё Божье — да Государево»; «Ведает Бог да Царь» и т. д.

Да, были всегда и те, кто против Государя, и те, кто за. Вечный спор. Вечные попытки что-то кому-то доказать, но видеть ближнего, дать добро: «Мало есть добродающих. Но я рад, что встречал множество достойнейших людей России!» - писал Михаил. - «А каково было моему Никите да Андрею Карташеву участвовать в воспитании мичманов, гардемаринов!...»

Юные сердца обожали государя и сердечно скорбели, горевали по его кончине 18 февраля (по юлианскому календарю) 1855 года. По воспоминаниям их да Михаила, я могу судить лишь о том, что молодые видели в государе отца. Он же любил их, как своих верных и преданных слуг армии, высказывал отеческое понимание да заботу. Такова была среда воспитания: твердые основы товарищества и любовь к императору.

Такую любовь видели и за рубежом, когда встречали русские корабли. Так, в 1853 году с дипломатической миссией прибыл в Японию фрегат «Паллада». Когда же настало 9 сентября 1853, японцы смогли лицезреть, как празднуется русскими день рождения Его Императорского Высочества Великого Князя Константина Николаевича:

«Когда, после молебна, стали садиться на шлюпки, в эту минуту по свистку извились кверху по снастям свернутые флаги, и люди побежа­ли по реям, лишь только русский флаг появился на адмираль­ском катере. Едва катер тронулся с места, флаги всех наций мгновенно развернулись на обоих судах и ярко запестрели на солнце. Вместе с гимном «Боже, Царя храни» грянуло трое­кратное ура. Все бывшие на шлюпках японцы, человек до пя­тисот, на минуту оцепенели, потом, в свою очередь, единодуш­но огласили воздух криком изумления и восторга»*.

Любовь — вот что правит всеми... Она разная, управляет по-разному да не покинет никогда: любовь ли к Родине, иль к матери, иль к ближнему... Читая записки Михаила дальше, я вновь погружалась в его жизнь, любовь да мысли и гордилась каждым его словом: «Мы — Русские, а таковые не сдадутся, веру не потеряют и будут стремиться лишь к лучшему!...»»



* - из книги Золотарева В. А. «Три столетия Российского флота, XIX — начало XX века»
* -  рассказ автора «Фрегата «Паллады» И. А. Гончарова



Tatjana Rensink

Отредактировано: 22.03.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться