Враги

Глава 1

Натаниэль не мог узнать ее, как ни старался. Он помнил девочку, чуть полноватую и нескладную, какими бывают дети едва-едва собравшиеся взрослеть и очаровательную этой нескладностью. Женщина, стоявшая по ту сторону решетки, была сухой и жилистой. Очаровательна? Возможно, насколько прекрасной бывает ядовитая гадина в броске, полном смертоносного изящества.

Дорогой доспех из драконьей кожи, покрытый пятнами крови – старыми, въевшимися. И совсем свежими влажно блестящими черными разводами – похоже, тоже кровь, только чья? Неровно обрезанные волосы — видно, что пряди просто отхватывали ножом, когда те начинали слишком мешать – чуть влажны от пота и лежат, точнее, торчат, так, словно с них только-только стащили шлем с подшлемником и взъерошили пальцами, разминая уставшую под доспехом кожу. Шрам на щеке - у той, кого он знал раньше, его точно не было. Голос? Он не помнил, впрочем, голос той девчонки едва ли походил на этот – низкий, грудной, таким голосом бы не приказы отдавать, а кавалеров очаровывать, вот только звучал он по командному жестко и четко.

Натаниэль в который раз оглядел женщину с ног до головы, гадая: она – не она, и снова не нашел ответа. Но капитан стражи именовал ее не иначе как «страж-командор», и по всему выходило, что это именно она. Элисса Кусланд. Героиня Ферелдена. И, что куда важнее – убийца его отца.

У Создателя странное чувство юмора – скажи кто еще год назад, что он, Натаниэль Хоу, будет сидеть за решеткой в подвале собственного дома и ждать приговора от той, что когда-то была дочерью друзей семьи, а ныне предателем и убийцей, что бы ни говорили по этому поводу королевские эдикты, восхваляющие Серых Стражей, победивших мор – посмеялся бы. Сейчас почему-то было не до смеха. Скажи кто, что он будет пробираться в собственный дом ночным татем – покрутил бы пальцем у виска. Но именно так все и вышло. Натаниэль забрался в когда-то собственный, а ныне – чужой замок, попался, и теперь только и оставалось, что ждать приговора. И повезет, если смерть окажется быстрой – немало найдется отчаянных, готовых оставить в живых кровника.

Он не дал себе труда подняться, несмотря на то, что капитан стражи рявкнул, приказывая встать. Много чести. Так и сидел, прислонившись спиной к стене, ощущая на себе такой же пристально-любопытный взгляд, каким только что сам одаривал Элиссу. Капитан снова рявкнул, она отмахнулась – мол, оставьте, не имеет значения. Тогда тот забубнил, монотонно пересказывая историю преступления Натаниэля. 

— Вы что, сами не можете решить, как поступить с воришкой? – поморщилась женщина. – Немудрено, что крепость чуть не разнесли, если каждому нос утирать нужно.

Капитан вспыхнул. 

— При нем были вещи… слишком дорогие для обычного вора. Возможно, шпион. 

— Капитан, Создателя ради! За кем или чем тут шпионить?

— Тайны Серых Стражей… 

— Какие тайны, каких Стражей, два месяца как это замок отдали Ордену, — она покачала головой. – Что за вещи при нем были?

Стражник, окончательно сравнявшийся цветом лица с вареной свеклой, указал на сундук, в который Элисса незамедлительно сунула нос. 

— Не трожь! – вскочил Натаниэль.

Разумеется, она не послушала. Вытащила доспех, встряхнула в руках, присвистнув. 

— И правда, неплохо для воришки.

Еще бы. Драконья кожа, сделано по личному заказу. Как раз незадолго до того, как началась вся эта политическая кутерьма – отец писал, сколько золота истратил и не считал, будто переплачивает. 

— Где взял?

— Это мое.

— Ишь ты… — Элисса оглянулась на капитана. – Что говорит? 

— Ничего. Собирались с пристрастием… не успели.

Ох, никогда бы Натаниэлю не испытать на себе того взгляда, которым она хлестнула капитана.

— Вы что тут, совсем забыли, что всему есть предел? Кто… чья была идея? 

— Моя, Страж-командор. 

— И часто вы развлекаетесь допросами с пристрастием?

Интересно, как это у нее выходит, — отстраненно подумал Натаниэль. – Роста вроде обычного, а на здоровяка-капитана смотрит сверху вниз, да так, что у того цвет лица сменился с красного на зеленый.

— Никак нет, Страж-командор. Это первый заключенный с тех пор, как я принял пост здесь. Я руководствовался  исключительно интересами безопасности Ордена. И лично вашей. 

— О своей безопасности я позабочусь сама, – отрезала женщина. – Пока – пока, имейте в виду — я не буду делать выводов. Но если я узнаю – а я узнаю, поверьте – что подобные методы «обеспечения безопасности» используют люди, находящиеся под моим началом… Все эти люди – и в первую очередь те, кто отдал приказ, испытают предложенные «методы обеспечения безопасности», или «получения информации», неважно, на себе. Это ясно? 

— Да, Страж-командор.

Да уж, подумал Натаниэль, такая, пожалуй, и в самом деле могла, взяв с собой лишь троих, проломиться сквозь полный охраны замок, убить отца и сдаться властям лишь затем, чтобы несколько часов спустя сбежать из полного солдат форта. Правда, в изложении некоторых очевидцев, в поместье эрла Денерима было не четверо, а целая армия – но Сер Коутрен, арестовавшая тогда Стража, сочла долгом лично написать Натаниэлю, подробно и обстоятельно изложив все, что видела своими глазами. Присовокупив подходящие случаю соболезнования, конечно. Именно после этого письма он сорвался из Вольной Марки домой, невзирая на Мор. Требовать должного суда над убийцей и предательницей. Чтобы, оказавшись на родине, обнаружить, что дома у него больше нет, семьи тоже, а убийцей и предателем теперь считают его отца, потому что так сказала эта женщина. Дочь тех, кто хотел продать страну врагам, но не успел. 



Наталья Шнейдер

Отредактировано: 14.09.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться