Всего лишь час

Глава 1

Дз-з-зынь.

Два сигнала сработали одновременно, но если напоминание о наступлении Нового года, издевательски ироничное, поставившее себе целью довести меня до режима «в самолёте», ещё можно было проигнорировать, то куда более требовательный второй звонок вряд ли даст такую возможность. С другой стороны времени ещё предостаточно — хватит даже на торжественно-принудительные проводы соседа, происходящие гораздо чаще, чем мне бы этого хотелось.

Дз-з-зы-ы-нь.

— Иду! 

Отчаявшись нашарить под креслом вторую, инфантильно-настроенную, тапку с мордой медведя, я сбросила первую и, запнувшись, в прыжке долетела до двери. Рывком, призванным сообщить гостям как я не рада их видеть, открыла дверь и...

— Денис Александрович?!

За дверью должен, пошатываясь, стоять дядя Паша — сосед со второго этажа, смотрящий на мир через призму стеклянного донышка. Или Ольга Никитишна, одинаково любящая как стучать в стену, если громкость моего телевизора превышала установленную ей норму, так и насильно угощать сахарными булками. Подозреваю только для того, чтобы я заработала диабет и переехала на ПМЖ в сердечно-гастро-неврологическое отделение городской больницы. На выбор.

— Штопор есть, Вьюхина?

От шальной и до ужаса заразительной улыбки моего относительно непосредственного начальника ожидаемо перекрыло дыхание. А ещё заныло сердце, зубы ушли в пятки и замерла душа. Или в пятки ушло сердце?

Да какая разница, если это — Денис Увалов! Несбыточный герой всех моих мечтаний последних лет! Он же — сын известного в городе застройщика и оперной дивы, спортсмен, идейный лидер собственно созданной компании и просто красавец. В самом мужском смысле этого слова. 

А чтобы Денис Александрович оказался перед дверью обычной квартиры на последнем, третьем, этаже сталинского дома, на соседней улице должно было издохнуть что-то совсем гигантское. Динозавр там, или мамонт… Но ведь этого не может быть?

Выходит, что может. Потому что он продолжал стоять передо мной в распахнутом коротком пальто, небрежно намотанном шарфе, светлом джемпере и тёмных брюках. И выжидательно смотреть на меня. На меня — в атласных шортах и таком же топе, не накрашенную и с только-только подсохшими после душа волосами! 

— Вьюхина, приём! — Денис Александрович щёлкнул пальцами у меня перед носом, заставив отшатнуться. — Что там насчёт штопора?

Он ради этого пересёк половину города?! Или всё гораздо банальнее, и перед подъездом, в чёрном джипо-монстре сидит очередная «Налей мне Мартини, Дэн!», которой приспичило именно здесь залить травяной гадостью светлый салон? Здесь — это в самом обычном спальном районе, далёком от модных клубов в стиле лофт, как дядя Паша от трезвости.

— Денис Александрович, вы ошиблись адресом! 

Зря я тогда встретилась с ним взглядом, очень зря. Лучше бы и дальше смотрела в переносицу главбуха Зои Николаевны, стремящейся довести меня если не до инфаркта, то хотя бы до позорного побега прямо с собеседования. Куда меня, трясущуюся студентку-заочницу экономического вуза, пригласили на следующий же день после отправки резюме. И я бы так и не поверила в фантастических размеров удачу, если бы Анна из кадров не позвонила мне лично.

Спустя почти пять лет весёлые глаза цвета янтарного виски всё также продолжали выступать спонсором моей нервной дрожи. А часы-наклейка показывали начало одиннадцатого — до Нового года оставалось чуть больше часа.

 

Увалов демонстративно отклонился назад, чтобы заглянуть на сумрачную сторону тёмно-зелёного полотна стандартной сейф-двери. 

— Улица Красноармейская, дом 60, квартира 8? Вьюхина Лика Николаевна?

Она самая! Только что это меняет?

— Денис Александрович, что вы здесь делаете? — скрестив руки на груди, прямо спросила я, не чувствуя ни капли его уверенности. И понятия не имея как реагировать на начальника, появившегося за час до полуночи. — Что-то не так с коэффициентами?

— Вьюхина! — С искренним ужасом в глазах он аккуратно сдвинул меня вглубь коридора и зашёл в квартиру.  — Не буди лихо, пока оно тихо! Кто вообще обсуждает работу в такое время!

— То есть вы действительно приехали за штопором? — не поверила я, но Увалов уже по-хозяйски разулся, повесил пальто и прошёл в гостиную. 

До этой минуты его наглость и упёртость представлялись мне достоинствами. Пока, нервно кусая губы, я не вошла следом. Обнаружив начальника за рассматриванием семейных фото, плотно развешанных на одной из стен — и маме приятно, и трещину на обоях закрывают. 

— Я никогда не вру.

Ну конечно! То, как Денис Увалов умеет «не врать» стало офисной легендой. Потому что недоговорить, запутать в терминологии и довести до невроза в его понимании это тоже «не врать». К слову, у нас уже года три нет пожарных проверок — прожжённые вымогатели обходят стороной не столько наш офис, сколько его владельца, который в дни их визитов весь день ждёт в кабинете со злорадно-доброжелательным видом. Предвкушая встречу со своими любимыми подопытными.

— Магазины закрыты, и я понадеялся на твоё сострадание.

Логика в искреннем заявлении отсутствовала, но напоминать, что бутылки прекрасно открываются без штопора я не стала. Как и подсказывать, что Гугл знает немало способов при необходимости обойтись без него. 



Ольга Славина

Отредактировано: 30.12.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться