Вспоминай, как любила

1.

Как я не люблю шведские линии в отелях! Столько соблазнительных блюд, от которых приличные девушки, следящие за фигурой, должны отказаться в пользу вареного яйца со свежим огурцом и ломтиком цельнозернового хлеба. 

Беру большую белую тарелку. Накладываю по центру микс салатов. Сверху небольшой квадратик парового омлета. Рядом три помидорчика черри, два кружочка огурца, ломтик желтого перца для цвета. А с краю - малюсенькую булочку серого цвета, посыпанную  зернышками. Несу свой образцовый завтрак к столику. Делаю красочное фото для странички в Инста. Потом селфи на фоне линии и вертящихся возле продуктового изобилия гостей отеля. Миленько улыбаюсь, любуясь натуральностью утреннего макияжа. Прячу телефон в карман джинсов в стиле олдскул.

Как же я люблю шведские линии в отелях! Аааа! Сколько вкусноты! И все включено. Ну как тут ограничить себя каким-то яйцом? На это, правда, кто-то способен? Спросила бы об этом в Инста, но, боюсь не поймут. Закидают этими самыми яйцами. Я же - девушка - образец здорового образа жизни. Спорт плюс правильное питание равно взаимопонимание со своим организмом. И это стопроцентно так. Но только не на отдыхе. Тем более пока мои коллеги видят сладкие рассветные сны. Не даром же я проснулась в половине седьмого к самому началу раздачи. И пусть я привыкла вставать в такую рань на пробежку, сегодня сделаю исключение. И еще на три последующие дня. Полный релакс и обжорство! Потом настанет час расплаты. Но сейчас не хочу об этом думать.

С дрожью изголодавшейся стройняшки отправляюсь к линии раздачи. Так… Что тут у нас?

Семга, мясная нарезка, корзиночки с сырным суфле, салатики с жирной заправкой… Вкуснота. Наполняю свои тарелки. И, как белка перед зимой, ношу в дупло, точнее на свой столик.

И еще запеканка творожная. И блинчики с икрой. И круассаны с карамелью.

Сажусь за стол и приступаю к своему неправильному завтраку.

Приятного аппетита.

Слышу над головой приятный мужской голос, ломающий весь кайф. Блин, встала ведь пораньше, чтоб поесть спокойно.

Впрочем, это не мой коллега. Отошью быстренько и продолжу наслаждаться творениями здешнего повара.

Поднимаю глаза и мило улыбаюсь. Оо. Улыбка застывает на лице. Не может быть? Пашка Игнатьев? Или похож просто?

- Привет, - дружелюбно улыбается. Узнаю эти ямочки на щеках. Привет, школьная любовь. Слюнявое первое чувство, из-за которого пролито было слез больше, чем за все последующие годы и романы без с “эндами” без эпитета “хеппи”.

- Привет, - вздрагиваю, как десять лет назад. И розовею, так как свойства краснеть моя смуглая кожа лишена. А он стоит совсем рядом - повзрослевший, возмужавший. Все с теми же ямочками, которые в былые времена хотелось зарыть. Карие глаза такого же оттенка, как и у меня, смеются. Русые волосы на тон темнее моих аккуратно уложены. А классический серый костюм поверх белой рубашки с галстуком, делает его образ еще более впечатляющим, чем в школе.

- Ты ждешь кого-то? - кивает на мой стол.

- Ага. Вальку.

- Вы все еще дружите?

- Ага. А вы с Мишкой и Юрчиком.

- Да нет. Со школы не виделись.

- Понятно.

- Не буду мешать.

- Пока.

- Хорошего дня.

- Взаимно.

Ишь какой вежливый стал. В школе не был таким милым, насмехаясь над моей влюбленностью.

Ушел, оставив меня наедине с вожделенным завтраком. Только аппетит испортил. А все еще симпатичный мерзавец. До бабочек и мурашек. Бррр. Видно, типаж моего мужчины не особо изменился со времен школы.

Ем свой разнообразный завтрак. Но вместо того, чтоб на полную катушку наслаждаться вкусом еды, наблюдаю за Пашей. Боковым зрением. Благо, развила его еще в школе.

Заказал себе яичницу, добавил к ней мяса, овощей и хлеба. После сходил за кофе. И это все. Правда? Я одна такая обжора? Ну кто в пятизвездочном отеле глазуньей довольствуется?

Наблюдала за тем, как ест. Спокойно, аккуратно. Пьет кофе. Вытирает рот салфеткой и… Подмигивает мне. Что? Мой шпионаж не остался незамеченным? Блин, наверное, он со времен школы научился чувствовать слежку.

Смущаюсь и опускаю взгляд в тарелку. Игнорирую.

Когда поднимаю глаза, его уже в ресторане нет. Ну и замечательно. Продолжу спокойно завтракать.

 

В без четверти одиннадцать уже сидим с Валей в конференц-зале отеля. На мне теперь строгое черное платье без рукавов поверх белой рубашки. Волосы собраны сзади. На ногах тончайшие чулки и туфли на высоченной шпильке. Чувствую себя женственной, несмотря на то, что позавтракала, как бегемот.

Коллеги в последний раз перешептываются о том, кто же займет место главного редактора нашего журнала. Скоро эта тайна раскроется. Именно для этого всех нас и привезли в горы. Отличный повод и с новым начальником познакомить, и тимбилдинг провести.

- Думаю, это иностранка какая-то, - в сотый раз высказывает свое предположение Валя. Она так считает, потому что издание наше международное. И надо добавить - весьма популярное. “Красивая жизнь” учит молодых людей быть модными, привлекательными, здоровыми, современными и эрудированными. Мы - глянец со смыслом.

Меня волнует кандидатура шефа, так как работу я свою люблю. И зарплату тоже.

Ровно в одиннадцать в зал вошло начальство. Генеральный директор издательского дома месье Превер, французский шеф Кати Гайен, директор по кадрам из Франции Мари Жерар и наша эйчар Ксения Соболева. И еще одна личность. Совершенно неуместная, на мой взгляд. Пашка Игнатьев. Блин.

Валька толкнула меня в бок и начала тихонько смеяться. Так, нужно держать себя в руках. Ее смех - настоящая зараза для меня. Он обычно поражает, как вирус. Но сейчас, как никогда, нужно сдержаться.

- Успокойся, - шепчу. И смотрю умоляюще. Она ведь тоже свою работу любит. И зарплату.



Anna Myestyeshova

Отредактировано: 24.03.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться