Вспомни

Вспомни

Пятнадцать лет.

Так много времени прошло. В Тибидохсе выпустилось три поколения учеников, заменивших выпуск Тани Гроттер, который на этот раз опять решил попробовать собраться. Точнее, это Ягун попытался созвать всех одноклассников под крышей родной школы.

Бабушкин внучок долгое время отсутствовал, погрязнув в мире снов. И вот, очнувшись, он почти сразу попросил разрешение у Сарданапала устроить очередной созыв выпускников. Черноморов не хотел, прекрасно понимая, что из этого выйдет и как это может сказаться на состоянии Ягуна, но сдался после слов Ягге: “Возможно это потрясение поможет ему. Или угробит окончательно, но лучше так”.

И вот, дата была назначена, а приглашения были высланы с купидонами. К этому времени Тибидохс опустел наполовину, так как многие ученики разъехались на каникулы: кто-то пожелал встретиться с родителями, родственниками и друзьями, кому-то просто надоел остров и захотелось сменить обстановку, а кто-то вообще под предлогом устанавливал связи на Лысой Горе.

Ягун в предвкушении очередного праздника и веселья, готовый в мгновенье, когда сработает Гардарика, скомандовать оркестру циклопов начать играть торжественную музыку, ждал одноклассников на площадке на стене. Полчаса ждал, час, два. Когда пошел третий, циклопы уже разбрелись по своим делам, а солнце давно скрылось за горизонтом. Ягун ведь так и не узнал, что большинство купидонов вернуло приглашения обратно, но Ягге их перехватила и сожгла.

— Да что же это такое? — недоумевал уже не играющий, да и не комментатор.

Он не понимал, почему никто не прилетел. Они ведь так давно не виделись! Пятнадцать лет прошло после выпуска, значимая дата! Неужели ни у кого не нашлось времени? Почему тогда не ответили? Ягун не верил этому, ведь знал своих одноклассников слишком хорошо, часто с ними переписывался и до “сна”, и после. Все с охотой отвечали.

Что же произошло?

Может, он дату перепутал, вписал другую? Нет, все точно было верно: Ягун несколько раз проверял. Или Гардарика сломалась, и сейчас просто никто не может пройти барьер? Одна версия появлялась за другой, а Ягун все еще стоял на стене и смотрел в небо. Ягге и Сарданапал, наблюдавшие за ним, только переглянулись и почти одновременно вздохнули. Хозяйке магпункта было жаль внука и она все еще ругала себя, что не нашла сил рассказать тому правду.

Но вдруг над островом разразилось сияние, а через секунду показалась черная точка.

— Кто-то пролетел! — воскликнул Ягун, радостно улыбаясь.

Но чем больше эта точка приближалась, тем все меньше и меньше становилась улыбка бывшего комментатора. Ягун не узнавал эту потрепанную жизнью женщину. Почти серые неаккуратные волосы, наскоро заплетенные в длинную косу, мешковатая одежда и сигарета во рту. Кто она?

Женщина приземлилась в метре от Ягуна, а тот все еще не мог ее узнать. Гостья тем временем слезла со старого пылесоса и подошла ближе. Худое лицо, впалые щеки, тонкие губы. Ягун не узнавал его. Но глаза… Разные: один большой, синий, с длинными ресницами и второй — узкий, хитрый…

— Гробыня? — не веря увиденному, переспросил Ягун. — Гробыня Склепова... то есть Гломова… то есть Анна Гломова?

Женщина горько усмехнулась, выдыхая мягкий травяной дым, а затем потушила сигарету о стену замка и выкинула окурок вниз.

— Рада, что узнал, — растягивая губы в нерадостную улыбку, хриплым голосом проговорила когда-то успешная телеведущая.

Ягун не мог понять, что с ней произошло. Как из яркой эпатажной дамы получилась эта загнанная в угол женщина? Он ведь только вчера смотрел магвости. Склепова выглядела совсем иначе! Куда делись яркие волосы, веселый смех и загар на коже? Где блеск в глазах, где шуточки и задор?

Ягун пошатнулся и оперся о стену, чтобы не упасть. Что-то в голове щелкнуло, но через секунду все опять вернулось в норму.

— Что с тобой? — без особого интереса поинтересовалась Гробыня, наклоняясь к однокласснику.

— Все в порядке.

Склепова пожала плечами, достала из кармана тонкую травяную сигарету и прикурила от искры кольца. Ягун смотрел на это с широко открытыми глазами.

— Давно ты куришь? — наконец, выдавил он, поморщившись.

— Несколько лет, — ответила Гробыня, смотря куда-то в сторону.

И замолчали. Ягун все еще был в шоке и не знал, что ему сказать. А Склепова просто задумалась о своем, вглядываясь в глубь ночного неба, усыпанного звездами.

— Пойдем в Зал Двух Стихий, — Гробыня вдруг посмотрела на одноклассника, когда докурила и опять выбросила окурок вниз со стены.

— Надо же еще остальных подождать, вдруг опаздывают, — рассеянно проговорил Ягун. Происходящее все никак не укладывалось в его голове.

— Остальных? — недоуменно переспросила Гробыня, хмурясь, а затем кивнула. — Да, остальных. Ты жди, а я сейчас приду… По делам сбегать нужно.

Ягун кивнул понимающе: все же с Лысой Горы путь неблизкий. Но Склепова направилась далеко не в уборную. Широкими шагами она почти неслась к Башне Привидений, к кабинету Сарданапала. На сфинксов она даже внимания не обратила, толкая тяжелую дверь.



Могильникова Маргарита

Отредактировано: 10.02.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться