Встреча старых выпускников

Это...встреча!

Это...встреча!

. «Как часто наши мечты не сбываются только для того, чтобы уступить место чему-то лучшему, чем мы сами себе предполагали..»

Олег Рой. Белый квадрат. Лепесток Сакуры

Деревья мелькали мимо окон, выстраивались в ровные ряды, словно приветствуя старую подругу. Серое в грязных разводах стекло показывало лишь минимум пейзажа, однако высокие пики гор удавалось разглядеть даже через него.

Порой вагон трясло, и старческие, испещренные морщинами, словно шрамами юности, руки хватались за первую попавшуюся вещь, чтобы удержать равновесие.

Ночами она громко кряхтела. Ей снилось что-то липкое, похожее на смерть. А иногда поднималось давление, и до утра пикал, отсчитывая рваный пульс, тонометр.

Днем она читала стихи Асадова, надевая на острый нос очки в тонкой оправе. Немецкое стекло, в отличие от окна в этом вагоне, помогало не только видеть предметы, но и разглядеть отдельные его части.

Иногда она слушала Моцарта или Бетховена в наушниках айпода. Его подарил ей внук на прошлое день рождения. И она радовалась.  Не дорогому подарку, а вниманию. Яшка давно вырос. У него уже была своя семья, но о бабке поганец никогда не забывал. И в этот раз приехал в такую даль, остановил свой БМВ возле хлипкой калитки и улыбнулся вышедшей на крыльцо старухе счастливой улыбкой.

- Здесь не занято? – старуха повернула седую голову к открывшейся дверке купе и, слепо сощурившись, осмотрела нового пассажира.

Это была такая же, как она седая уставшая женщина. Она немного постояла в дверях, а затем осторожно втянула внутрь маленькой комнаты серую котомку на колесиках. Нагнувшись, женщина оттянула вверх сиденье и затащила сумку внутрь. Ее била одышка. И без того бледная кожа стала еще бледней, а рука непроизвольно сжала толстый красный шарик на шее.

Такие бусы были у одноклассницы в далеком прошлом. Она помнила, как та хвасталась подарком родителей на переменах. И все ей завидовали, затаивали дыхание, когда удавалось коснуться такой роскоши.

- Варвара, - вдруг прохрипела обливающаяся потом старуха. Ее дыхание практически выровнялось, но руки по-прежнему крепко держали маленький красный шарик в скрюченных тонких пальцах.

- Лена, - ответила ей уже сидевшая здесь женщина. Ей айпод мигнул и погас. Батарея кончилась.

- Куда едете? – снова поинтересовалась новая попутчица.

- К морю. – Усталый громкий голос старухи в красивых очках был знаком Варваре. Вот только память стара дырявая, как прохудившиеся носки ее помершего уже мужа. Промокнув слезящиеся глаза, женщина откинулась на сиденье.

Море.

«— Пойми, на небесах только и говорят, что о море. Как оно бесконечно прекрасно. О закате, который они видели. О том, как солнце, погружаясь в волны, стало алым, как кровь. И почувствовали, что море впитало энергию светила в себя, и солнце было укрощено, и огонь уже догорал в глубине. А ты? Что ты им скажешь? Ведь ты ни разу не был на море. Там наверху тебя окрестят лохом» - вдруг вспомнила Варвара свой любимый фильм. Там два старика тоже ехали к морю в надежде увидеть его невообразимо прекрасные очертания, водную гладь, что простирается на тысячи метров, исполнить свою мечту.

О чем мечтала Варвара? Наверное, о том, чтобы умереть раньше мужа. С ним было легче стариться. Он ведь всегда находил время для шуток. Стоял, горбясь, в проеме кухни и шутил что-то о нагруженных верблюдах, о двух горбах и прочем. Она и раньше-то не понимала его шуток, а с возрастом затуманившийся разум мужчины выдавал все больше запутанной информации, и все меньше понятного становилось в его бесконечных монологах.

Однако даже его голос помогал ей бороться с болячками, вставать по расписанию, готовить любимому деду сытный завтрак, который он всегда делил на двоих. Такой он был. Ее лучший мужчина. Ее бывший одноклассник.

Следующая в купе забежала маленькая девчонка с двумя тонкими косичками. Она улыбнулась беззубой улыбкой двум одиноким старухам и захлопнула дверцу. Молодость боится старости. А юность еще так далека от этого, что не может без смеха смотреть на испещренные морщинами лица, на плотно сжатые губы и трясущиеся руки. Она не слышит мудрых советов, потому что еще не сталкивалась с тем, о чем говорит их мудрость.

- А откуда едете? – Варвара не хотела сидеть в тишине. Одиночество итак долго держало ее. Сейчас старухе хотелось просто поговорить с богатой женщиной.

- Из Москвы, - вдруг выдала Лена, не подумав. Она и в детстве стеснялась того, что живет не в столице, а лишь в маленькой деревеньке в куче километров от города-миллионника. – А вы?

- Из Башкирии. Мой город вряд ли вам известен.

- У меня была одноклассница, похожая на вас. – Вдруг начала Елена. – Она носила такие же бусы.

- Правда? – Варвара прищурилась, внимательнее разглядывая свою собеседницу. Что-то знакомое было в движениях той, что-то отдаленно родное.

- Правда, все очень любили эти ее бусы. И завидовали такой красоте. А Сенька молодец, всегда шутил, что ошейник собаке – не украшение.

- Сенька…

- Да, забавный был парень. Всегда шутил. Интересно, остался ли он таким же? – она спрашивала пустоту и время, а ответила Варвара.

- Остался.

- Так вы все же вместе тогда уехали? – вдруг оживилась женщина в очках.

- Вместе, - грустно выдохнула ее попутчица.

-  Бывает же.

- Бывает.

- И где он сейчас?

- Умер он, Ленка.

- Все мы там будем.

- Все…

Внезапно воспоминания нахлынули с новой силой. Варвара с силой сжала носовой платок в руках. Она до сих пор помнила, какой яростью блестели глаза обиженной  Ленки. Она ведь отбила у этой девчонки Сеню. А Ленка его любила… Это весь класс видел, и учителя их всегда называли «Жених и Невеста».



Катриша Клин

#19269 в Проза
#12000 в Современная проза
#25637 в Разное
#6903 в Драма

В тексте есть: мечта, смысл

Отредактировано: 05.02.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться