Второе дно

Размер шрифта: - +

Глава 1.1. Об очевидной пользе газет

Терренс Джей Хантингтон III имел склонность чудовищно торопить события.

Когда он появился на моем пороге за добрый час до назначенного времени, я осмелилась мягко указать ему на этот недостаток, сообщив, что подгонять женщин в их приготовлениях не только бесполезно, но и чревато самыми непредсказуемыми последствиями. Однако Терренс только бросил на меня выразительный взгляд огромных голубых глаз и проявил еще одну характерную фамильную черту: чрезмерное упорство. Я была вынуждена признать, что именно оно позволило ему надежно закрепиться на нынешней позиции, и впустить раннего визитера на веранду.

Следовало отдать должное и его храбрости. Терренс не только бесстрашно взлетел по лестнице в затененное жилище, но и сумел вольготно устроиться на резной скамье, взял леденец на палочке прямо из моих рук и даже согласился сидеть смирно (разве что чуть-чуть болтать ногами), пока я не закончу свои дела.

Терренсу Джею Хантингтону III недавно исполнилось пять, и он был старшим наследником славной династии кухонных мальчишек из Мангроув-парка. Это, безо всякого сомнения, почетное звание налагало на него определенные обязанности – как, например, регулярные визиты за мазями для больных коленей дворецкого или кое-какими специальными снадобьями для кухарки и ее помощниц. Остальные Хангтингтоны ходить ко мне боялись – а самый младший, Тобиас, пока боялся ходить в принципе, упав во время недавней первой попытки. Терренс, как любой нормальный мальчишка пяти лет, быстро просек выгоду своего положения и стал бессменным курьером, жестко пресекая любые попытки взрослых оградить ребенка от прогулок по мангровым болотам.

Леденца хватило на десять минут. Болтать ногами Терренсу надоело еще через две, и на третьей я безо всякого удивления обнаружила его за занавесью, отгораживающей кухню от столовой. К счастью, мелкие ракушки, украшавшие занавесь, задержали его на целых пять минут – и я успела вручить мальчишке банку со свежей мазью, бережно обернутую газетой в несколько слоев, прежде чем он сунул нос дальше.

 - А зачем газета? – озадачился Терренс и принялся снимать с плеч самодельный рюкзачок из простой холстины, кое-как прихваченной на живую нитку.

 - Понадобится, - уверенно пообещала я ему.

 - А можно мне еще один леденец? – с надеждой поинтересовался Терренс, пристраивая банку в самодельный рюкзачок, и поднял на меня огромные голубые глаза, от одного взгляда которых растаяла бы любая женщина – что сейчас, что, наверное, лет через двадцать. – Лошадку!

 - Нет, - категорически ответила я, даже не покосившись в сторону высокого буфета из темного дерева: слишком хорошо понимала, что в следующий раз ракушки Терренса уже не задержат, а мою реакцию на невинный вопрос маленький сорванец запомнит накрепко. – Ты знаешь, что говорит на этот счет твоя мать.

Огромные голубые глаза наполнились влагой, но стали только ярче и выразительней.

 - Ну одииин, - затянул Терренс. – Мне для Тоби!

 - Врешь, - заметила я и погрозила ему пальцем. – Тогда бы ты просил два.

Терренс Джей Хантингтон III осознал, что еще одного леденца и в самом деле не добьется, и изволил надуться.

 - Ну и ладно, - пробурчал он, вдеваясь в рюкзачок, - а я тогда тебе не расскажу про лошадь у нас в Мангроув-парке!

 - Не рассказывай, - легко согласилась я, пряча улыбку. – Я и так все знаю.

 - Неправда! – взвыл обделенный страдалец, позабыв надеть вторую лямку. – Неоткуда тебе знать! Мистер Кантуэлл спит в такую рань, он не мог привести к тебе свою лошадь! И про скачки еще никто не знает!

Я выразительно изогнула бровь, поправила вязаную накидку и напомнила, все-таки не сдержав смешок:

 - Я же ведьма, юный Терренс. Разумеется, я все знаю и про скачки, и про мистера Кантуэлла.

Терренс Джей Хантингтон III обиженно шмыгнул носом:

 - А Майки говорит, что про ведьм – это все вранье.

Я пожала плечами, не желая конкурировать со столь нерушимым авторитетом. Все же «младший ученик не кого-нибудь, а целого садовника», если верить рекомендации Терренса.

 - Он говорит, что из тебя такая же ведьма, как из мистера Ливитта, - решил добить меня Терренс.

Перед этим аргументом я устоять не могла. Еще никто не сравнивал меня с пожилым дворецким Мангроув-парка.

 - А спорим, - предложила я, сощурив один глаз, - что мистер Ливитт, как настоящая ведьма, уже знает, почему ты задержался в моем доме?

 - Спорим! – азартно согласился Терренс прежде, чем до него дошло самое главное. – Ой! Я побежал! – он метнулся обратно на веранду, но перед самой лестницей обернулся и закричал: - Спорим на леденец! На лошадку!

Я собралась было коварно поинтересоваться, где он возьмет леденец в случае проигрыша, но мальчишка спохватился, что мистер Ливитт не погладит его по головке и за задержку, и за споры, и стремглав помчался в Мангроув-парк, шлепая босыми ногами по узкой тропке. Вода должна была прийти к моему домику не раньше, чем через несколько часов, но короткий предрассветный ливень превратил дорогу в мягкую грязевую кашу, и Терренс едва успел отбежать за причудливо искривленные воздушные корни мангров, прежде чем поскользнулся и растянулся во весь рост. Клапан перегруженного рюкзачка не выдержал, и банка с мазью вылетела вперед, под углом воткнувшись в грязь.



Елена Ахметова

Отредактировано: 11.04.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться