Второй шанс

Пролог

Сегодня самый счастливый день в моей долгой жизни. Мой сын Эдвард держит в руках свое драгоценное сокровище, свою единственную, свою любовь, Изабеллу Каллен. И они оба светятся от счастья и любви.
      Она — человек. Он — вампир. Такой союз невозможен в нашей природе, даже если мы — «вегетарианцы», но они прошли многое, чтобы быть вместе, чтобы сохранить свою любовь. И я гордился ими, ими всеми.

      Я обвел взглядом всю свою семью: Розали, Эммет, Элис, Джаспер и молодоженов. Мои дети, такие влюбленные и счастливые. Я был очень счастлив за них, но и завидовал им.

      Свой шанс на любовь я упустил много лет назад, когда еще вся моя семья состояла из меня и Эдварда. Я встретил ее — Эсми.

      Красивая, молодая девушка, поразила меня сначала своей красотой, а потом и добрым сердцем. Я навсегда запомнил, как встретил ее в первый раз.

      Я тогда работал в больнице, в Огайо. У нас с Эдвардом, настали тяжелые времена: он сражался со своей жестокой природой, а я пытался его поддержать, но знал, что мало чем могу помочь, пока он сам не решит, как ему жить.

      Я полностью погрузился в работу, мог работать по двадцать четыре часа в сутки, если бы это не вызвало ненужных подозрений у моих коллег.

      В одно из моих ночных дежурств в приемную вбежал мужчина лет сорока. На руках он держал девочку-подростка.

— Помогите, пожалуйста, помогите, — умолял он подошедшую к нему медсестру.

— Успокойтесь, пожалуйста, — спокойно и твердо сказала сестра, — Сейчас я позову доктора.

      Я еле-еле удержал себя от того, чтобы тут же переместиться к ним, но вовремя взял себя в руки, подойдя твёрдым и в меру быстрым шагом.

— Здравствуйте, я доктор Карлайл Каллен, — сказал я, внезапно почувствовав пленительный запах, такой сладкий и возбуждающий одновременно.

      Почувствовал, как мои клыки удлинились, а рот наполнился слюной, я снова почувствовал себя как молодой, сгорающий от жажды вампир. Закрыв глаза, я остановил дыхание.
      «Стоп, Карлайл! Спокойно.»

      Чтобы прийти в себя мне понадобилось лишь несколько секунд, и вот я уже, как ни в чем не бывало, слушаю отца девочки. Девочка хотела достать котенка с дерева, но не удержалась и упала. Я велел, отнести девочку в рентгеновский кабинет, чтобы проверить, не сломана ли нога. Малышка не плакала, а смотрела на меня своими тёмными глазами, только закусанная верхняя губа выдавала ту боль, что она сейчас испытывала. Я склонился к ней:

— Здравствуй, как тебя зовут?

— Эсми. Эсми Плэтт.

— Не волнуйся, Эсми, с тобой все будет хорошо, — старался успокоить её, — А сколько тебе лет?

— Мне шестнадцать.

      Я удивлённо посмотрел на девушку: карамельные волосы, большие тёмно-карие глаза, маленькая. Я едва ли мог дать ей шестнадцать, настолько она казалась хрупкой. У нее оказался перелом ноги.

      Я наложил ей гипс и отправил домой. Когда девушка приезжала на приём, я старался держаться от нее подальше, вспоминая о своей реакции на ее запах, на ее кровь. Меня каждый раз начинали мучить воспоминания об этой хрупкой девушке и заново нахлынувшая жажда. Разум подсказывал мне, что лучше уехать, держаться подальше, а сердце заставляло оставаться. Да и у Эдварда начали налаживаться дела, и я понимал, что переезд станет больным ударом по его едва устоявшемуся самообладанию.

      Так или иначе, прошло восемь лет. О её свадьбе я узнал из газет, она выходила за Чарли Эвенсона, героя Первой Мировой Войны. Девушка была прекрасна в белоснежном платье, смотря на ее фото, я ощутил острое чувство потери. Я знал, что чувства, которые зародились в моем мёртвом сердце, не имеют право на существование. Что ей может дать вампир? Ни детей, ни безопасности, ни тем более нормальной жизни.

      У меня есть сын и работа, которая, возможно, когда-нибудь искупит то, что я живу в этом мире. Надеяться на большее глупо и даже опасно.

      Еще через четыре года Эсми родила сына. Роды были очень тяжелыми, и врачи боялись за жизнь ребёнка. Мальчик чуть не умер, но я сделал все, чтобы ребёнок, ее ребёнок, остался жив. Именно тогда я видел ее последний раз. Ее глаза смотрели на меня со смесью благодарности и грусти. Я лишь улыбнулся и сказал, что теперь все будет хорошо.

— Карлайл, — звонкий голос Элис разогнал картины прошлого.

— Да? — улыбнулся я ей.

— Ты уверен, что поступаешь правильно? — ее голос звучал тревожно. Моя любимая провидица.

      Как только я все решил, она уже все знала. Мы стояли в моем кабинете, проводив Эдварда и Беллу и распрощавшись с гостями, дом погрузился в ставшую уже непривычной, тишину.

— Да, Элис. Я уверен.



Татьяна Воробьёва (ЧеширскаяКошка)

Отредактировано: 21.11.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться