Выбор.

Выбор.

Выбор.

 

Во время президентства Владимира Путина, жила некая женщина по имени Татьяна. Она была весьма небогатой, но и не бедной, ведь она работала на двух работах — с утра кладовщицей на оптовом складе, через который шли мощные потоки вкусных консервов, сахарного печенья, газированных напитков и прочей полезной мелочи, а поужинав, темными вечерами прибиралась в школе, которая находилась неподалеку.

Эта женщина, Татьяна, была очень доброжелательна и приветлива. Все беды и неприятности, которые по незыблемым правилам человеческой жизни щедрым сентябрьским дождем сыпятся нам на голову, она переносила без слез и ропота, а лишь застенчиво улыбалась и крепко сжимала в замок свои небольшие, опухшие от воды, руки.

У нее была дочь, совсем юная девушка, только что окончившая школу и благополучно зачисленная по результатам единого для толковых и бестолковых экзамена на первый курс факультета минераловедения.

А мужа не было.

В те дни так жили многие. В те дни женщины сами выбирали себе мужчин в мужья, которой кто понравится, и заводили от них детей - одного, реже, двух.

Половина женщин почему-то оставляла мужей при себе, и они жили дальше вместе, по-старинке, другая половина расставалась с мужьями почти зразу же после зачатия.

Жили они с дочерью в крохотной и давно не ремонтированной квартирке на первом этаже, с окнами так близко от земли, что досужий прохожий мог запросто наклонить голову и с удовольствием понюхать цветы, росшие в глиняных горшках на подоконнике. А зимой можно было, например, из любопытства подглядеть, что вкусненького готовится у Татьяны с дочерью на кухне — курица с лапшой или сосиски с пюре?

Можно было заглянуть и в комнату дочери, но там было мало интересного — двух ярусная кровать с письменным столиком внизу, шкафчик с косо висящими дверцами, забитый старой одеждой и игрушками и маленькое канапе, на котором постоянно подремывал полосатый кот, вытянув по-барски лапы и занимая лучшую часть.

Дочь звали Полиною.

Это была русоволосая девушка, с грустным и чуть щемящими сердце, темно-серыми, как талая вода весенней полыньи, глазами, редкой и очень приятной улыбкой, стройная и с крепкими ногами — она посещала спортзал.

Ей было еще очень далеко до тридцати, когда женщина расцветает, бедра и округлости ее увеличиваются, а грудь наливается, а лицо приобретает портретную схожесть с душой и характером, и она была красива пока что не женской, а переходной, девичьей красотой. Красотой обещания.

Они жили с мамой душа в душу, так, что можно было подумать, что это две подруги, просто одна постарше, другая помоложе.

Они были счастливы.

Как раз в это время русская армия закончила действия в Сирии, и много офицеров получили отпуска, среди них был и отец Полины. У него давно была другая, любимая семья и жил он давно в другом городе, но получив отпуск, и весь еще пропитанный воспоминаниями о дыме и скрежете войны, о трупах и раненых, он решил заехать и познакомиться с дочерью — он не видел ее с ее рождения.

А его стало тревожить время.

И ему было совестно перед незнакомой девочкой — ведь он не дал ей себя, себя, как правило, как урок о мужчине.

Он созвонился с Татьяной, и она удивилась и растерялась. А потом согласилась и, глядя в раковину с посудой, объявила дочери, что сегодня та познакомиться с отцом, и Полина тоже удивилась и растерялась.

Ведь отец был выдумкой, детской сказкой.

Они встретились и некоторое время разглядывали друг друга и почувствовали, что они взаимно нравятся, и тогда они отправились гулять. Просто по улицам.

Она рассказывала о себе, но запиналась и не знала: о чем говорить, что ему интересно из их с мамой жизни? А он тоже немножко рассказал о себе, но он понимал, что эти рассказы уже опоздали.

Они проходили мимо торгового центра, и он подумал, что хорошо бы сделать дочери подарок на память о встрече, и сказал ей, а она засмеялась по-детски и согласилась, и они зашли внутрь, и пошли вдоль витрин бутиков и сверкающих мишурой прилавков.

- Чего ты хочешь? - спросил он.

- Не знаю, - ответила она. Она действительно не знала. И тут он вдруг ясно увидел, что эта девочка, его дочь, уже давно девушка, притом, девушка симпатичная, на каких смотрят и юноши и мужчины.

- Хочешь платье?

- Не знаю, - повторила она.

Они зашли в очень дорогой бутик, торгующий одеждой для выходов.

К ним подошли, ими занялись.

Когда Полина вышла из примерочной и спросила: «Ну, как?» - он ощутил небывалую грусть.

Перед ним стояла княжна из грез. Царевна. Из сказок и волшебства.

И все, что он мог дать ей, было всего лишь вечернее платье.

Да, платье было очень элегантным и гордым.

Он хотел было сказать: «Ты у меня», но он сказал: «Ты у нас с мамой самая красивая».

И Полина улыбнулась, тоже, по-своему, уже не как девочка, но и еще не как женщина, и важно взяла отца под руку, и они стояли и смотрели и любовались на свое отражение в большом во всю стену зеркале.

Он расплатился, медленно проводил дочь до дома и тем же вечером улетел в свой город.

Была студенческая вечеринка, куда пригласили и Полину.

Все приглашенные съехались в большой особняк - дом, стоявший в глубине леса. Дом был очень красив. В нем был и мраморный бассейн с зимним садом, и бильярдная, вся в дубовых панелях и с бесконечным баром, и величественная столовая с камином, и много уютных спален. Сторож принес дрова для камина, показал молодым людям, как пользоваться сауной, если вдруг появится желание, и ушел к себе в кирпичный домик, стоящий на отшибе.

Девушки стали накрывать на стол, но поминутно отвлекались, чтобы посмотреть: а что там? А там? И юноши помогали им, и кто-то разжег камин, а кто-то включил музыку, но тоже часто уходили из столовой и хотели посмотреть: а что на чердаке? А за домом? А в подвале?



Алексей зубов

#8620 в Проза
#4640 в Современная проза

В тексте есть: девушка образец

Отредактировано: 20.09.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться