Выбор бессмертного

Выбор бессмертного

Любовь всё портит.

Да, это так. Она сложна и болезненна, как солнечный ожог. Любовь делает человека зависимым от предмета своего воздыхания, даёт силы, окрыляет, но и одновременно низвергает в пучину страданий. Если полюбил, уже никогда не станешь прежним.

Вот кем я был до того, как познал это сложное чувство? Обычным вампиром, наследником ночи, скользящим по спящему городу в поисках очередной жертвы. Безжалостным убийцей, для которого уничтожить человека — не просто привычка, а норма.

Кем же я являюсь сейчас? Влюблённым, полуобезумевшим существом, готовым на всё, лишь бы хоть мельком увидеть тебя, вдохнуть запах сладких цветочных духов, мимоходом прикоснуться к длинным шелковистым волосам и тут же отпрянуть в тень, когда ты обернёшься, недоуменно хмуря брови.

Ты не знаешь обо мне. Живёшь спокойной человеческой жизнью, занимаешься повседневными делами, размышляешь над бренными заботами. А я схожу с ума, разрываясь между потусторонней сущностью, требующей крови, смертей и отсутствия эмоций, и чувством, которое сильнее меня.

Как ты, наверное, слышала, что я — вампир, и любые чувства, особенно любовные, для подобных мне неприемлемы. Кровопийца не должен привязываться, он должен выслеживать и убивать. Это негласный закон жизни.

Я же дерзко его нарушаю. И каждое утро прячусь в прохладной тени многоэтажек, наблюдая за тем, как ты, болтая с кем-то по телефону, садишься в свою старую, потрёпанную «Волгу». Мучительно напрягаюсь, когда машина неторопливо срывается с места. Печально вздыхаю, когда ты покидаешь стоянку и выруливаешь на трассу, отправляясь на работу в какой-то пыльный и далёкий офис. Я провожаю тебя до асфальта — дальше путь мне заказан — и замираю, продолжая наблюдать, пока твоя «Волга» теряется в густой массе других машин, чьи хозяева так же, как и ты, спешат на работу.

Знаешь, я готов иногда вырвать себе крылья, уничтожить проклятье, живущее в моей крови, лишь бы быть с тобой. Готов отказаться от бессмертия, от всех волшебных сил, которыми владею, чтобы каждое утро просыпаться в твоих объятьях, вот так же отправляться на работу, дарить подарки и заставлять сердце трепетать от безграничного, воистину человеческого счастья.

Мысль за мыслью, сожаление за мечтой, а солнце на небе — ярче огня, больно обжигает вампирскую кожу. Не противлюсь, признаю своё негласное поражение и до глубокого вечера прячусь на чердаке того самого дома. Твоего дома.

Когда ты возвращаешься, усталая, но удовлетворённая трудовыми успехами, я уже готов. И снова безмолвная слежка из тьмы, снова осторожные касания, которые тебя уже не пугают. Так, нервируют слегка.

Да, любовь всё портит. Она сбивает с толку, наводит страх, полна боли и мучений… Но когда я смотрю на тебя, то готов рискнуть.

Понимаю, это может оказаться ошибкой.

Понимаю, что мы можем сделать друг друга несчастными.

Однако если мы хотя бы не попытаемся, я буду жалеть об этом до конца своих дней…

Выбор сделан. И я, затаив дыхание, делаю робкий шаг вперёд, выходя из сумрака…

Сегодня прохладной ночью порождение тьмы никого не убьёт. И завтра тоже. И послезавтра…

И больше никогда. Почему? А всё потому, что оно выбрало жизнь.

Ведь любовь — это и есть жизнь, верно?



Надежда Степаненко

Отредактировано: 06.09.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться