Выжить чтобы...

Выжить чтобы...

ОТЧАЯННЫЕ

1.
«Когда-то давно я был недоволен жизнью. Казалось, что не живу, а существую. Было противно считать себя мельчайшим незначительным винтиком в гигантском механизме. Механизме, который использует тебя, чтобы выжить, насытиться и пресытиться. Так оно конечно и было. Но тогда я не понимал, что все может быть намного хуже. Бунтарская натура восставала против слепо принятого жизненного уклада – работать, чтобы жить. Видно, у человечества судьба такая – быть рабами самих себя и постоянно выживать. Мы как животные. Всегда ими были и всегда будем. Хотя теперь мне кажется, что человечеству суждено занять другое место, потому что колесница истории втаптывает наш вид глубоко в землю, в коричнево-зеленую жижу с переплетающимися корнями. Матушка Земля решила избавиться от паразита, что зовет себя человеком. Возможно, так оно и должно быть, ибо смысла в выживании я не вижу. Все ради чего стоило жить, исчезло, кануло в лету. Они забрали у меня все. Ветер свободы, что любя проникал сквозь волосы и стелился по кожаной косухе, бескрайние просторы мира, что манили и ждали, словно страстная любовница. Они отобрали у меня фантазии и мечты. И в первую очередь забрали Светлану… Ах, моя Света… Ее больше нет. Кто лишил меня смысла жизни? Бог, эволюция, природа или что-то еще с извращенным понятием о справедливости и естественном развитии событий.

Больше нет ничего. Только грязь под ногтями и жижа в кроссовках, кусочки тусклого неба за сплетенными ветвями пышных деревьев, усталость и боль по всему телу, кровь текущая медленным тонким ручейком по руке. Так зачем же или за что бороться? Этот тихий уголок в чаще почти идеальное место чтобы сдаться.

Сдаться? Сдохнуть лицом в луже грязи и стать трапезой для мутировавшей живности? Но тогда все зря. Тогда маленький Васечка может не выжить, а вся остальная группа проиграет тяжелейший бой с зеленой напастью. Я подведу их. Из-за меня их погибель наступит намного раньше, и все жертвы будут напрасны. Нет. Как угодно, но только не так.
Света… Мое угасшее солнце».

2.
Юрий безмолвно взмолился богам, в которых не верил и пополз дальше, разгребая коричнево-зеленую жижу, отдающую аммиаком. В плечо отдало острой болью, по телу пробежали мурашки. Юрий оскалился и с трудом поднялся на ноги, набитый медикаментами рюкзак отчаянно пытался пригвоздить человека к земле. Он не был слишком тяжелым, но вес содержимого умело играл на усталости Юрия. Человек собрал последние силы и двинулся вперед. Нужно бороться, ради группы, ради их жизней. Не для того он потерял в этой вылазке двоих товарищей, чтобы необходимые лекарства достались каким-то засратым бандюганам. Они преследовали его около часа, и когда Юрий окончательно выдохся, а ноги стали ватными от долгого бега, он свернул в чащу. О чем он думал в тот момент? На что надеялся? Эти вопросы его не волновали, он просто не хотел загнуться от мародерской дроби. Юрий сильно удивился и поначалу не поверил своим ушам, когда услышал их голоса позади. Неужели они такие же дураки, как и он, что готовы рискнуть и зайти в смертельную лесную глушь? А может, они тоже отчаянны, несмотря на то, что мародеры? Все-таки люди как-никак.

Юрий выбрался из тягучей тины, едва не оставив в ней обувь. Остается только надеяться, что никакой паразит не проник под одежду. Не желая больше играть с судьбой и испытывать удачу в густых зарослях, кишащих ядовитыми насекомыми и растениями, Юрий извлек из нагрудного подсумка металлический шприц с желтой полоской. Человек быстро сделал инъекцию, вколов короткую иглу рядом с раной, оставленной одичалым псом. Какое-то время можно не опасаться случайного заражения грибковыми газами или укусами примитивных насекомых. В подсумке остался всего один тюбик с красной полоской и Юрий мысленно выругался. Во всей его группе беженцев это был последний медикамент универсального действия. Неслыханная ценность, спасающая жизнь, за которую даже убивают. Вот она, горькая правда новой жизни – убей чтобы выжить.

Прозвучали выстрелы. Пули жадно вгрызались в толстую кору дерева, дробя ее в мелкие щепки, осыпающие лицо Юрия. Там где он полз минуту назад, теперь стоял мужчина, одетый в изношенную охотничью спецовку. Он, совершенно не целясь, давил на курок «Тэтэшки» и зажмуривался при каждом выстреле. Юрий плюхнулся на землю, перекатился и укрылся за широким стволом неизвестного дерева, гладкого, как бамбук. Выстрелы прекратились, и было слышно, как мародер изливает потоки злости, употребляя самые невообразимые формы и комбинации трехэтажного мата.
- Вылазь! – Прокричал он, наконец. – Где ты, подонок?

Дальше снова последовала бессмысленная и нелогичная брань. Этот придурок стянет сюда всех мутантов, подумал Юрий, медлить нельзя. Под руку подвернулся булыжник и недолго думая, Юрий швырнул его в сторону, подальше от своего укрытия. Уловка сработала и бандит, развернувшись, бездумно расстрелял сырую землю рядом с упавшим камнем. Юрий шмыгнул вперед, через высокие пышные кусты. С виду они казались безобидными, но внутри под обильной листвой, переплетенные ветви оказались усеяны острыми шипами. Они мгновенно прошлись безудержным танцем по лицу, оставляя тонкие кровавые канавки. Юрий зажмурился, выкатился из тернового царства, поднялся на четвереньки и… Снова выстрел, пуля прошила рюкзак за спиной и беглец вновь припал к земле. Скорее от опасения, чем от попадания. Он по-пластунски прополз до оврага, скатился вниз, хватаясь за все корешки, что попадались по пути. Руки ныли от режущей боли, лицо уже начало зудеть. Мародеры не отставали, подельники воссоединились и теперь вдвоем стояли на вершине овражка, выискивая свою жертву в сочной зеленой траве. Но недавние охотники стали жертвами.

В мгновение ока неизвестно откуда выскочило оно. Мохнатый зверь размером с медведя и с проворством тигра. Одним сокрушительным рывком он бросился на мародера, вцепился гигантскими, как ножи острыми, клыками в шею. Бандит, взвизгнув, повалился наземь. Послышался хруст. Потом оглушительные выстрелы из самопала. Что было дальше, Юрий уже не видел. Он мчался сквозь заросли, перепрыгивая причудливо изгибающиеся корни, и надеялся, что зверь отвлеченный добычей, не станет его преследовать.

Юрий задыхался, но темпа не сбавлял. Из горла вырывался сухой хрип, ноги подгибались, а левая рука и вовсе онемела. Но самое страшное то, что Юрий не знал нужного направления. Он заблудился и теперь был целиком и полностью отдан в лапы и корни лесной флоры и фауны. Здесь всего лишь окраина леса, но это нисколько не прибавляет шансов на выживание. Шаг, второй, ноги заплетаются, еще шаг, гигантский корень и, запнувшись, Юрий падает. И снова он скребет пальцами землю, вырывая клочки травы. Он готов отступить, сдаться. Но ему не удается и виной тому не упрямство, не геройские порывы. Нет. Просто он увидел перед собой нечто прекрасное. Прямо перед его лицом над травой возвышался красивейший цветок. Один единственный он переливался нежными и приятными глазу красками. Алая окантовка обрамляла желтый бархат лепестков с зелеными вкраплениями, а в середине развевался белый пушок, как у одуванчика. Юрий замер и единственное, что он успел вспомнить это рассказы стариков и бывалых бродяг. Мифы о «Соблазнительнице», как говаривали они. В сказах этих говорилось о чудном цветке, что приковывает взгляд, завладевает разумом и подавляет сознание. Может это тот самый цветок, подумал Юрий. Но шли секунды, миновала минута, вторая и ничего не происходило. Юрий облегченно выдохнул, готовый встать. Но не смог. Дыхание потревожило сердцевину цветка, пушистые зонтики сорвались и развеялись в безумном танце. Они молниеносно закружились, рассыпались на десятки неуловимых усиков, попадающих в глаза, нос и рот. Глаза Юрия заслезились, из носа потекла жидкость, а глотку начало жечь. Юрий зашелся сиплым кашлем, перевернулся на спину и, хватаясь за горло, медленно и мучительно забылся сном. Сознание окунулось в забвение, а разум отдался Соблазнительнице.

Но где же он был и как долго? Никто не может ответить на этот вопрос. Мало кто с уверенностью утверждал, что сталкивался с цветком «Соблазнительница». А те, кто доказывали обратное, не шуточно расходились во мнениях. Этот чарующий цветок большинство бродяг считают мифом и рассуждают о нем в минуты отрешенности у теплого костра. В те минуты нет ничего ценнее сухих ног, надежной стены за спиной, скромного пайка в руках и фантазий. Эти мифы и легенды делают Лес менее страшным, заставляют усомниться в неизбежной смерти от его порождений и вселяют надежду. У каждого эта надежда своя. Но у Юрия ее не было, он отчаялся в своем существовании и, возможно, поэтому нарвался на один из самых страшных мифов Леса. Какие еще напасти поджидают на Тропе Отчаянных? Продолжиться ли сама тропа?



Михаил Малов

Отредактировано: 09.09.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться