Выживанка

Выживанка

Влада сидела  на покрытой невесомым слоем пыли траве, покусывая тонкий сочный стебелёк какого-то растения. По её голени, не подозревая о своей близкой кончине, полз муравей. Скривив лицо в брезгливой гримасе, женщина кончиками пальцев сбросила его с себя, а затем, видимо, не удовлетворившись результатом, поспешно встала на ноги и с досадой, а может, с раздражением растоптала траву босой и грязной стопой в том месте, где по её предположению должно было приземлиться насекомое.

И только потом, когда пыл немного утих, в голове прозвучал голос неизвестного мужчины, доносившего до зрителя советы Коди Ландина:

"В условиях, когда ни оленины, ни свинины поблизости нет и не предвидится, а всякую разную рыбку, птичку или грызуна нужно ещё ухитриться словить, не стоит пренебрегать вездесущими муравьями. Все муравьи на планете Земля съедобны. Будьте только осторожнее с рыжими, а вот такие - чёрные, средних размеров (как для муравья) - не самый вкусный, но доступный источник калорий".

Влада не помнила, в каких местах тогда искал спасения Коди, но точно он был в своих бессменных шортах, как и она сейчас,  и в бандане. Ну уж нет, подумала женщина, до того, чтобы есть муравьёв, она ещё не докатилась! Но если Марк и дальше будет приходить пустым, как это было в последние, до сегодняшнего утра,  дни, то, может статься, не за горами тот день, когда...

Думать об этом не хотелось. 

По крайней мере сегодня. Потому что сегодня у них есть рыба. Как только мысли коснулись последней, снова в воспоминаниях чужим голосом заговорил Коди:

"Вся пресноводная рыба съедобна. Та, которая по размерам менее 5 см, разделки не требует, ее можно есть всю целиком. Более крупную надо потрошить. Сомообразные и угри - гладкокожие, а других рыб надо чистить от чешуи... 

Икру (зернышки у самок) и молоку (относительно жидкая масса у самцов), которые располагаются по бокам нижней части живота, не выбрасывайте — они очень питательны... 

Кожа рыбы имеет хорошую питательную ценность, и ее следует оставлять и есть вместе с рыбой, если, конечно, ваш пищевой ассортимент не настолько широк, чтобы позволить себе выбирать. Чтобы снять кожу с угрей или сомообразных, проткните голову рыбы палочкой, положите эту перекладину на стойку и, перерезав кожу непосредственно под перекладиной, стягивайте ее вниз к хвосту".

- Эту нужно чистить, - проговорила сама себе Влада, уставившись на весьма внушительных размеров тушу.

Она потянулась за ножом и принялась разделывать то, что станет их с Марком ужином. Никогда не любила Влада возиться с рыбой. Раньше - когда-то очень, казалось, давно - и в руки бы не взяла скользкую, а оттого такую мерзкую сырую рыбу, и уж тем более никто бы не смог заставить её своими голыми руками доставать из рыбьего брюха эти противные вонючие внутренности, с которых по пальцам её стекал какой-то тёмный густой секрет.   Откинув то, что смогла вытащить, в сторону, утёрла чистой частью руки пот со лба и продолжила потрошить ни в чём не повинное создание. 

Уже не живое,  оно вырывалось, выпадая из скользких рук, но всё равно неумолимо лишалось остатков своей роскошной, переливающейся радугой, чешуи. 

В какой-то момент Влада сравнила себя с этой красивой, однако такой неудачливой рыбой, и сердце болезненно сжалось. По привычке захотелось обвинить во всём Марка - это стало гораздо проще делать в последние годы, ведь любовь уже прошла, и беречь или поднимать его самооценку ей больше не хотелось. А вот чего хотелось очень сильно, так это высказать ему все негативные свои чувства, которые она так тщательно и давно скрывает.

Но нельзя! Нет! Потому что он может обидеться и уйти, оставив её тут одну. А сама она не выживет! 

Это Коди Ландин предпочитает бороться с окружающим миром в одиночку. Потому что, в отличие от неё, он может добыть огонь без спичек десятком способов, может сам словить вот такую же тварь, как та, что лежит перед ней, практически в любом водоёме, в котором та, к своему несчастью, могла бы плавать. Потому, что он... Да просто здоровый сильный мужик, привыкший к одиночеству и находящий в таком образе жизни особую прелесть. Но когда речь не касалась его самого, то даже Коди признавал, что вдвоём выжить гораздо легче, чем по одиночке.

Тем более ей. 

Когда ещё чувства её к Марку были совсем не такими, как сейчас, переносить все эти лишения было гораздо, гораздо проще. И Влада попыталась вспомнить, с какого же момента её любовь начала угасать. Это совершенно точно случилось до того, как они оказались в такой паршивой ситуации. И совершенно точно уже после того, как Марк купил тот злосчастный тур на острова, по дороге к которым небольшое судёнышко, не выдержавшее долгих лет эксплуатации, покинуло их в чистом спокойном море вместе со своим капитаном. 

Вот именно тогда морская, пекучая солью вода смыла пелену с её глаз, и она увидела, что вышла замуж не за сильного духом и уверенного в себе мужчину, а за капризного мальчика, способного плакать от солнечных ожёгов, но самое страшное - способного забрать у другого человека последний глоток пресной воды.

С тех пор прошло уже достаточно много времени, и нет рядом того капитана, на опыт и знания которого Влада так полагалась тогда. Только Марк. У неё остался только Марк, пусть и оказался он тогда совсем растерявшимся и потерявшимся в жестоких условиях дикой природы. Никого, кроме Марка, из кожи вон лезшего для того, чтобы у неё была крыша над головой. Чтобы она, Влада, не была голодна сегодня, вчера и завтра. 

Рядом нет ни одного мужчины, к которому можно прийти и сказать: "Ну, здравствуй! Вот она я!"

За всеми этими мыслями женщина не заметила, что уже дочистила рыбу. Она спохватилась лишь тогда, когда услышала отчётливый стук, передававший с тревогой, что кто-то где-то нуждается в помощи. Опустив глаза вниз, увидела свою руку, рукояткой ножа выстукивавшую по твёрдой поверхности три звука с короткими перерывами, три с долгими и ещё три с короткими. Пауза, и ещё один сигнал SOS. 



#29999 в Проза
#16844 в Современная проза

В тексте есть: рыба, спички, сигнал sos

Отредактировано: 10.07.2018