Waitere-Loide

I. Трое детей

Она выбежала из таверны глубокой ночью.

Горели в небесах яркие весенние звезды, блестели под ногами лужи, падали с крыш редкие прозрачные капли. Вокруг не было ни единой души — и она, лихорадочно прижимая к себе ребенка, побежала вдоль темного края улицы.

Темно, страшно, холодно, и попросить помощи не у кого. Маленький мальчик — посиневшие губы, тонкие холодные пальцы, мутные серые глаза, — беспомощно качается в ее слабых ладонях, и ему, наверное, уже все равно, отыщется ли спасение — лишь бы мама перестала тащиться неведомо куда, лишь бы она присела и дала ему шанс умереть спокойно...

Высокий человек в теплом вязаном свитере попался женщине совершенно случайно — выглянул из подворотни, спрятал что-то небольшое в дорожную сумку, воровато огляделся. И передернулся, будто его ударили, когда Стифа стиснула его руку, выдохнула — облачко пара сорвалось в темноту, — и умоляющим тоном прошептала:

— Пожалуйста...

Он покосился на ребенка — посиневшие губы, тонкие холодные пальцы, мутные серые глаза. Едва различимая дрожь, мелкая, противная — вон, сотрясает хрупкое тело, а избавиться от нее — нельзя.

— Боюсь, — мягко произнес он, памятуя, что человеческие дети мрут постоянно, мрут не хуже бесполезных мошек, — тут я бессилен. Однако, — отчаяние матери просто не дало ему замолчать, — на пустоши за городом живет колдунья, и за умеренную плату она сделает ради этого малыша что угодно.

Стифа закивала, надеясь, что высокий человек не шутит.

Он снова огляделся — внимательно, скрупулезно, — и отобрал у женщины ребенка. Тот был непривычно легким и податливым — совсем не то, что драконьи детеныши, — и даже не попытался возражать.

Патрульные долго не хотели выпускать странную парочку за ворота — мало ли, вдруг они связаны с печально известным Сопротивлением, и смена получит по ушам за то, что прозевала знаменитых преступников? Но нет, пожилой старшина лишь доброжелательно махнул Стифе, пояснил, что она работает в хорошей таверне и часто принимает у себя уставших солдат, а ее спутник, вне всякого сомнения, такой же достойный человек. Высокий парень в теплом свитере мрачно улыбнулся в ответ на эту догадку, но старшина не увидел его лица в полумраке, и ворота, скрипя, распахнулись ровно настолько, чтобы выпустить опоздавших путников.

— Обратно впустим только госпожу Стифу, — лениво сообщили патрульные, закрывая тяжелые створки. — А вам, уважаемый, придется ждать начала утренней смены.

— Ага, — рассеянно отозвался тот.

Если бы Стифе было не так дурно, если бы ее родной сын не стоял на пороге смерти, она бы, конечно, заметила, что в ответе высокого незнакомца прозвучало явное облегчение.

О колдунье, обитавшей на пустошах, работница таверны уже слышала. К ней часто ходили молодые девушки — погадать на любовь или, если имеется, чем платить, приворожить к себе симпатичного лорда из тех, что угодны господину императору. Бывали, впрочем, и более серьезные случаи — солдату, раненому в короткой стычке с выродками из Сопротивления, старуха сложила и привела в порядок сломанный позвоночник, а дочери портнихи с Яблоневой улицы заново вырастила язык.

Может, она действительно сумеет его спасти?..

Приземистая деревянная хижина торчала посреди пустоши, как диковинный гриб. Покрытые лишайником стены отнюдь не внушали доверия к тому, кто жил под их защитой, но Стифа лишь порывисто постучала и пролепетала нечто невразумительное о своем сыне.

Створка медленно приоткрылась, и на женщину посмотрела сморщенная, одетая в тряпье старуха.

— Какая красивая девочка... что же ей понадобилось в моем доме?

Стифа объяснила, и старуха немедленно потянулась к ее ребенку. Скрюченные пальцы обшарили крохотные ребра, замерли на груди — и губы колдуньи сурово сжались, а веки дрогнули.

— Это стоит не дешево, — пробормотала она, почему-то не спеша отворачиваться. — Дороже золота. Есть ли у красивой девочки хоть что-нибудь, превосходящее золото по ценности? О... — она принюхалась и бледно, странно улыбнулась, и от этой ее улыбки Стифу продрал по коже мороз. — Чую — да, у красивой девочки есть. Но готова ли она заплатить? Старенькая Доль сомневается...

— А вы не сомневайтесь, — Стифа шагнула вперед и перехватила старухины ладони. Колдунья несколько удивилась — до сих пор люди опасались к ней прикасаться, — и вежливо уточнила:

— Вот, значит, как? Хорошо. Тогда старенькая Доль, конечно, поможет мальчику... Добро пожаловать в мой чудесный домик, где процветает любовь, а страшные раны исцеляются.

Высокий спутник госпожи Стифы двинулся было к порогу, но старуха решительно отобрала у него малыша и покачала головой:

— Сожалею, крылатый господин. Пусть войдет красивая девочка, а вы подождете ее снаружи. Уверяю, она скоро к вам присоединится. И волноваться не о чем, — она будто приклеила к лицу свою недавнюю бледную улыбку, — потому что старенькая Доль не обижает ни красивых девочек, ни красивых мальчиков. Старенькая Доль поможет, — повторила она. — Старенькая Доль знает, как помочь.



Кира Соловьёва

Отредактировано: 29.03.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться