Хэппи-энда не будет.

Хэппи-энда не будет.

Из-под колёс проезжавшей мимо фуры выскочил камень, с хрустом ударившийся о машину. Мужчина, сидевший за рулём, дёрнулся, на мгновение подумав, что камень сможет преодолеть стеклянную преграду и влетит внутрь салона. Бегло осмотрев стекло, он не заметил никаких следов от попадания, и успокоившись улыбнулся своим мыслям. Правда, вспоминая треск от удара, он начинал сомневаться, что всё обошлось хорошо. Теперь придётся придумывать, как по возвращению в Харьков объяснять всё шефу.

Он ехал с Киева, возвращаясь домой из недолгой командировки. Работая водителем в производственной компании, мужчина частенько ездил по разным городам Украины, отвозя шефа на разные встречи. Сейчас же он ехал сам — шеф не смог поехать из-за болезни сына. Документы и товар были важны, так что пришлось отправлять водителя, не доверяя груз курьерской службе.

Подъезжая к Полтаве, он решил, что не мешало бы заправить боевого товарища, хотя бензина было ещё достаточно. Руководство выдавало талоны на топливо, имеющие определённый срок службы, и лучше было влить их в бак, чем потом оправдываться перед начальником логистического отдела. Прикинув, что спокойно можно влить около тридцати литров, он перестал думать о камне и направил все свои мысли на предстоящее посещение кафе при заправке.

Может ещё и кофе выпить? Деньги, выданные на поездку, ещё оставались, так что можно было шикануть, взяв последний писк моды среди заправляющихся — французский хот-дог. А кофе можно взять с молоком. Такой кофе выйдет дороже, но это же за счёт фирмы, так почему же не взять? Отправляясь в путь на личной машине, он ничего не пил и не ел на заправках, всякий раз сокрушённо рассматривая цены. Но сейчас, сидя за рулём рабочего Mondeo, он мог себе это позволить. Ещё бы, машина представительского класса, а не то что его семёрка пятнадцатилетней давности.

Прикинув, он посчитал, что с поездки осталось около двухсот гривен, а это говорило о том, что скоро он действительно съест хот-дог и промочит горло свежим, ароматным кофе с молоком. Да, именно так и будет, и это было уже решено.

Интересно, останутся ли деньги на подарок дочке? Она всегда встречает его с поездки и спрашивает о каком-нибудь гостинце. Нет, ну, конечно, на какую-то шоколадку или маленькую игрушку должно хватить, но так хотелось купить ей куклу, увиденную в переходе метро! А она стоила около ста пятидесяти гривен, так что, может быть, кофе придётся пить без молока, зато Оксана будет рада. Она обожает кукол, которых у неё уже пара десятков, но каждую новую встречает как первую.

Он уже представил, как вручит дочери новую игрушку, как загорятся её глаза, и как она будет целовать его в щёку, но тут по машине снова стукнуло. Очередной камень вылетел из-под колёс грузовика и нашёл свою цель в виде дорогой представительской машины.

— Да, чтоб тебя! — в сердцах выругался водитель и проводил взглядом в боковом зеркале удаляющуюся фуру. Хорошо, что не в стекло, а то второй раз могло и не повезти. Хорошо, что это произошло почти рядом с Полтавой, так как, погрузившись в свои мысли о дочке и кукле, он мог проехать заправку.

«Да, и вообще, внимательнее надо ехать, внимательнее», — проговорив эти слова три раза, как мантру, он увидел рекламный щит на въезде на заправку. Вот и хорошо, ещё пару километров по отсутствующей здесь дороге, и он взбодрит себя стаканчиком тёплого и бодрящего напитка. Возможно с хот-догом, а может и без него. Но тогда уже точно с презентом в виде куклы. Хорошая кукла важнее всего на свете. Это вам скажет любой отец, наученный своей дочерью.

Привычно вырулив на заправку, мужчина остановился возле колонки. Тут же рядом появился заправщик, предложивший протереть стёкла. Он редко соглашался на это, и делал это только когда ехал на машине шефа, так как в таких случаях нужно было держать марку. Осмотрев окна с видом хозяина жизни, он кивнул парню, благословляя его на это бесхитростное дело. Вид заляпанного мошкарой окна не радовал, так что великодушное разрешение помыть окно, должно было сделать дорогу более приятной.

На входе он почти столкнулся с выходящей женщиной. Она говорила по телефону и кому-то что-то объясняла, усиленно жестикулируя рукой. Ему почти досталось от неё при следующем взмахе, так что водитель, выругавшись в душе, проскользнул мимо неё в прохладу зала. Лето плавило мозг своей аномальной жарой, так что места с кондиционером были спасительным оазисом. Машина, конечно же, была таким же спасением, но только не его личная. Рабочая — эта да...

— Третья, тридцать, по талонам, — он посмотрел на оператора, который сразу же начал что-то нажимать на дисплее.

— Тридцать по талонам, — повторил оператор, — поместится?

— Конечно, — уверенным голосом проговорил мужчина, — с самого Киева палю бензин.

Оператор нагнулся к микрофону и повторил уже в него:

— Третья колонка, девяносто пятый, тридцать литров.

Мужчина посмотрел через окно, на заправщика. Тот, обсуждая со своим коллегой важнейшие мировые проблемы, начал заправлять его автомобиль. Оператор отдал чек, и уже было открыл рот, готовый что-то сказать, но был перебит клиентом, желавшим держать сейчас всё в своих руках. Действительно, машина влияла на его поступки и его отношение к окружающим.

— Один кофе, пожалуйста. С молоком, если можно.

Мужчина отвернулся в сторону туалета и решил, что ему не помешало бы посетить это заведение. Кофе пока ещё не был готов, и у него появилось немного свободного времени. Так почему же не потратить его с пользой?



Виталий Ячмень

Отредактировано: 14.11.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться