Хиромант.

Хиромант.

Хиромант.

        Дверь со скрежетом открылась. Андрей Башкатов нагнулся, чтобы не задеть головой низкую притолоку камеры , шагнул внутрь. У стола ожидал заключённый-смертник Пётр Гусаров.

       - Добрый день, прошу садиться. Меня зовут Андрей Владимирович, позвольте осмотреть ваши ладони.

Петр послушно вытянул руки, положил на стол ладонями вверх. Тихо произнес:

       - Вы хиромант?

Башкатов с интересом посмотрел на Петра, но вопрос остался без ответа. После он посетил ещё пятерых революционеров - бунтовщиков, приговоренных к смертной казни. И вернулся в кабинет начальника тюрьмы Михаила Гауберга, с которым дружил со студенческих лет.

       - Ну-с, как твой эксперимент?- с любопытством спросил тот, приглашая занять уютное кресло.

Андрей разложил на столе пронумерованные листы бумаги с отпечатками рук шести заключенных, стал объяснять:

        - Вот Миш, посмотри на линии ладоней. Что ты видишь? – Он карандашом указывал, куда должен смотреть Гауберг, продолжил. – Отпечатки разделены на три этапа: первый, когда их задержали. Второй - после суда с вынесением приговора. Последний, третий, снят вчера, за два дня до смертной казни.

Михаил схватил лупу, стал внимательно изучать рисунки рук.

        - Андрей, это удивительно, - заорал в восторге начальник тюрьмы.- У всех изменилась линия судьбы – она обрывается, продолжается только у одного заключённого. Но почему? Не-е-т, чуда быть не может, это исключено, завтра всех казнят. И твоя наука с её гипотезами полетят в тартарары. Не смотри на меня так, я понимаю, она смысл твоей жизни и занимает всё пространство в ней, но и на солнце бывают пятна.

        - Хорошо, тогда пари?

        - По рукам, на что ставим?

        - Если выиграю я, ты подаришь мне те книги, которые хотел продать. Если выиграешь ты, я перестаю заниматься хиромантией. - Последние слова Андрею дались с трудом.

        - К чему такие жертвы?

        - Если, как ты говоришь, эта наука лживая, зачем тогда ею заниматься?

Они ударили по рукам.

        Утренние газеты «кричали» наперебой. Царь - император помиловал заключенного висельника Петра Гусарова, на эшафоте, над ним оборвалась верёвка.

 



Евгения Либрос

Отредактировано: 02.05.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться