Хозяйка

ГЛАВА 2

ГЛАВА 2

Утром даже не испугалась, проснувшись на копне волос. Спокойно и отрешенно рассматривала это богатство, не понимая своей реакции на все происходящее. Так же спокойно достала из сумочки зеркальце и оценила зубы. Они порадовали белизной и, надо полагать, отсутствием кариеса. Талию ощупывала руками. Но потом, чуть позже, сидя на кровати в чужой полотняной рубахе, я чувствовала, что начинаю задыхаться от чувства безысходности и ужаса – того, чего я так боялась и страшилась почувствовать позже. Доходило, что меня совершенно точно не отпустят отсюда. Я действительно умею все, чего от меня ждут. Маленькая надежда на то, что произошла ошибка и в разговоре с начальством это обнаружится, пошла прахом. Они знали о моих способностях больше меня. Зачем я вообще повелась на эту подначку о волосах? Не поверила что это возможно, да и что говорилось всерьез – тоже. И представляла себе весь процесс с горькой, печальной иронией - под настроение, вот и получилось... до пола. Теперь я дала им в руки подтверждение своей проф. пригодности. Душная паника как-то плавно сменилась апатией. Я просто лежала и вяло думала – обрезать маникюрными ножницами и спрятать под кроватью? Дурь же...

Надела высохшее белье и новую одежду. Корсаж легко зашнуровался до предела. Я только вздохнула - ни радости по этому поводу, ни печали... Неумело собирала волосы в косу... пальцы путались в волосах и дрожали. Поймала себя на том, что нервно пританцовываю на месте - нужно было в туалет. Вышла, как сомнамбула и пройдя мимо Марашки на улицу, зашла в будку туалета, предварительно обмотав криво заплетенную косу вокруг шеи три раза. Хотелось то ли рыдать, то ли истерично ржать... смехом это точно не было бы. Не нордический... нормальный у меня характер, не стоило считать себя лучше, чем есть. Потом умывалась возле колодца. Чистить зубы было нечем. Так же молча прошла обратно в свою комнату - уже достижение.

На этот момент ничего больше не хотелось, нужно было успокоиться, чтобы не наломать дров и я опять легла в постель. Достала свой простенький мобильник, поставив на прослушку мелодии вызова и слушала их бездумно и отстраненно, пока не сел аккумулятор. Давно нужно было подзарядить… В голове не наблюдалось ни единой умной мысли, которую стоило бы думать. Смотрела в потолок и он расплывался в глазах. Дверь в комнату открылась и вошла Марашка. Присела на край кровати и погладила меня по голове:

- Давай помогу с волосами. Ты же не умеешь. Мешать будут, длинные очень.

- Обрежу, если будут мешать.

- Не нужно, тебе с ними помогут. А захочешь – обрежешь. Не в них же дело, да, деточка? Не в них. Вставай, заплету тебя да поешь. А то скоро, видать, уже приедут. Что ж ты будешь распустехой? Непорядок это.

Так, приговаривая, она расчесала и заплела мне косу, уложив ее на голове двойной богатой короной. Шпильки в чужой руке скользили, царапая кожу. Я морщилась, но молчала.

- Красивая ты, деточка, а скорее - необычная... у нас-то народ всё темноглазый да чернявый. Другая ты совсем, а и не только из-за волос. Я по молодости тоже - ой, какая была... Самого лучшего парня себе взяла. Дети хорошие выросли, мы хорошо жили, да только недолго, - приговаривала она, укладывая мою косу.

А я понимала, что она меня так утешает - как только может. Не была я красивой. Симпатичной – да, наверное, а дальше нужно было приложить усилия, грамотно сделав макияж. И фигура у меня скорее спортивная, чем женственная – среднего роста, тонкокостная. Хотя я немного подкорректировала ее этой ночью, подчеркнув талию. Но даже будь я действительно красивой, что бы дала эта красота в моем положении? Ничегошеньки… Разве что дополнительные неприятности.

Из глубокой полусонной задумчивости меня вывели новые звуки...

На дворе слышался топот и гомон. Что-то говорил Зодар – его голос я уже знала. Ему отвечали мужские голоса, что-то обсуждали... Потом в дом вошли новые люди. Я обернулась ко входу и смотрела - тот, что впереди, точно был герцогом. Уверенная манера держаться, гордая посадка головы, взгляд, по-хозяйски пробежавшийся по мне с головы до ног... Возраст тоже лет около тридцати. Не так красив, как Зодар, но тоже интересный мужик - высокий, крепкий, коротко стриженные волосы не скрывали длинный рубец шрама выше виска. В манере держаться и взгляде - спокойная уверенность и привычная властность. Наверное, для его женщины это ощущается, как надежность. За таким, как за каменной стеной... если он на твоей стороне, конечно. А если нет? Я поежилась... Чуть прищуренные серьезные глаза заглянули в мои. Сильная личность... прямо бодаться не получится, не стоит и пытаться - задавит одним только взглядом. Зодар мягче и проще, понятнее для меня. Я отвернулась и посмотрела на Марашку, начиная волноваться и переживать уже всерьез. Ситуация не нравилась - минута-две... слова еще не сказано, а я уже ощутила полную свою беспомощность. В следующий миг мою руку подняли и быстро прижали к губам. Я и вздрогнула от неожиданности, и вместе с тем легонько выдохнула, отпуская напряжение - поцелуй руки это всегда демонстрация отношения, пусть и формальный, но знак уважения к женщине во многих культурах. И не то, чтобы я совсем успокоилась...

- Прошу вас пройти со мной. Нам необходимо поговорить. Наедине, – мужчина отвернулся от меня и продолжил уже для своей свиты:

- Выезжаем сразу после завтрака, как раз успеют отдохнуть лошади. Не расседлывать. Марашка, покорми людей. Выехали в ночь... в дорогу ничего не брали.

Я продолжала стоять, слушая его приказы. Он обернулся ко мне, мягко подхватил под локоть и повел на улицу. Другой рукой придерживал какое-то холодное оружие, пристегнутое к поясу. Вместо матерчатых кушаков на этих мужиках были надеты такие же широкие ремни из толстой кожи. А на них резаки эти в ножнах - большие и маленькие. Во дворе толпилось еще человек десять, привязывая к перекладинам изгороди лошадей, умываясь возле колодца и просто разговаривая. Когда мы вышли, установилась тишина. Мужчины склонили головы, приложив правые ладони к области сердца. Приветствие... понятное дело. Я вежливо кивнула им и опять уставилась в траву. Герцог, на миг остановившись, определился куда нам идти и потянул меня под руку в сторону реки. Я послушно шла рядом. Тропинка закончилась на том самом бережку, где мы купались с Марашкой. Герцог снял верхнюю одежду, похожую на гусарский доломан, висевшую на одном плече, и бросил её на траву.




Пожаловаться