Хроники Скайрима. Адриенна Драконорождённая

1 глава. В Убежище

Густые сумерки накрыли полог леса, скрыв большую часть пейзажа и заставив напрягать глаза, чтобы разглядеть хоть что-то. Адриенна пригнулась ниже к шее Тенегрива, позволив ему самому выбирать дорогу в почти кромешной темноте ночи. Вороной конь рысью мчался по лесной тропе быстрее ветра, но наездницу всё равно не покидало чувство, что двигались они слишком медленно.

      «Хоть бы успеть!» — почти беспрерывно молилась Адриенна.

           Но стоило ей добраться до места назначения, как оказалось, что она опоздала. Грохот падающих на пол камней отдавался в ушах Драконорождённой, пока она пробиралась сквозь дым и огонь к той, кого Довакин всей душой надеялась спасти. Но на каменном полу в одной из пещер… Адриенна нашла её всю в крови от многочисленных ран и ожогов, едва слышно стонущую от боли.

      Когда она открыла свои бледно-голубые глаза, в них отразилось столько боли и чувства вины, что Адриенна сразу поняла, кто предал её и отправил на верную смерть. Вымученная улыбка появилась на лице Астрид после того, как она узнала Драконорождённую, но тут же исчезла, сменившись гримасой боли.

      Догадка Адриенны о том, что именно Астрид продала её командиру Марону взамен на жизнь остальных членов Тёмного Братства, подтвердилась, когда нордка срывающимся голосом сама поведала ей об этом. Адриенна должна была чувствовать себя преданной и возненавидеть Астрид за содеянное, но вместо этого почувствовала лишь ненависть к самой себе. В этот момент она ненавидела себя за то, что не разгадала план нордки сразу, не смогла остановить её от совершения необдуманного поступка, не успела её спасти...

      Слёзы потекли по щекам Адриенны, когда она поняла, что Астрид провела чёрное таинство на себя и теперь всё равно должна умереть. Поэтому, когда бывшая глава Тёмного Братства вложила новой главе в руку Клинок Горя, Адриенне не оставалось иного выбора, кроме как облегчить страдания женщины.

      Древний кинжал вошёл в её плоть с тихим хлюпом. Астрид резко выдохнула, и через несколько мгновений душа нордки покинула тело. Адриенне показалось, будто это из неё самой высосали всю жизнь, оставив лишь пустую оболочку. Она посмотрела на лицо Астрид, стараясь запомнить каждую черту, и рукой закрыла навеки остекленевшие голубые глаза. А потом, не оглядываясь, бросилась прочь из этой пещеры.

 

******

        Сандас, 21-е Восхода Солнца, 4Э 203

      Адриенна Гринстоун приоткрыла свои бледно-зелёные глаза и сразу же зажмурилась от тупой головной боли.

      Ровно год прошёл с того дня, когда Адриенна потеряла её. Двенадцать месяцев. Триста шестьдесят пять дней. Но боль не утихла, воспоминания не стерлись из памяти. Они преследовали её днями и ночами, во снах и наяву. Последние слова Астрид звучали в голове Довакина, а звук хриплого голоса отдавался в ушах:

      «Я признаю твою правоту. Правоту Матери Ночи. Древние обычаи… долгие века хранили Тёмное Братство. Глупо было идти против них. И чтобы доказать свою… Свою искренность, я молилась о контракте. Теперь ты — глава семьи. Я отдаю тебе Клинок Горя, чтобы тебе открылась истина. Убей… Меня…»

      

       Она раскаялась. Раскаялась во всех ошибках, что совершила. Но это всё равно стоило ей жизни.

      С тихим стоном Адриенна приподнялась на большой двухместной кровати, почувствовав, вдобавок к головной боли, ломоту во всём теле. Довакин неразборчиво выругалась, заметив, что рухнула в постель в снаряжении. Соловьиные доспехи, хоть они и относились к лёгкой броне, и к тому же были очень удобными, всё же стоило снимать перед сном. Адриенна размялась, постаравшись отвлечься от настойчивой пульсации где-то в затылке.

      Когда кровь снова прилила к её конечностям, воительница подошла к своему столу, заставленному ёмкостями разнообразного алкоголя: от дешевого вина до коловианского бренди. Адриенна тщательно обследовала каждую, но все были пусты. Женщина обвела взглядом свои небольшие покои в Данстарском убежище на предмет какой-нибудь забытой бутылки, но каменный пол был завален такой же пустой тарой.  

       Обливион меня забери! Придётся снова просить кого-нибудь зайти в «Пик Ветров» к Торингу.

      На шорох и звон стеклянных бутылок поднял голову со своего лежака её молодой пёс Нерион. Адриенна приобрела его пять месяцев назад у одного заводчика в Маркарте. Тот разводил для продажи лучшую породу собак в Скайриме — норддогов. Эти большие пушистые собаки — великолепные охранники и защитники, но при этом дружелюбны и даже ласковы с членами семьи хозяина и его друзьями.

      Нериону было только семь месяцев, но он уже равнялся по росту с волком и мог стать ещё больше.

      Пёс шумно зевнул, поднялся со своей подстилки у дверей в покои Довакина, и, отряхнувшись, поспешил к своей хозяйке, довольно виляя длинным пушистым хвостом.

         Адриенна с удовольствием запустила пальцы в густую шерсть песочного цвета своего четвероногого друга, прошептав ему на ухо приветственные слова, после чего махнула ему рукой к выходу.



Кейтлин Кэлен Гичи

Отредактировано: 16.09.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться