Я был летом

Глава 1 Планы меняются

— Но, мам! Пожалуйста!

— Это не обсуждается! Вопрос закрыт. 

— Эмили, я как твой отец желаю тебе с твоей матерью всего самого лучшего. — Папа обнял маму.

— Не видно... — Я недовольно буркнула.

— Гарри, что ты с ней церемонишься? Шагом марш в свою комнату! Собирай вещи, завтра выезжаем.

Я нехотя поплелась к себе в комнату.

— Шикарно! — Я плюхнулась на кровать. 

Протестовать против мамы было бессмысленно, но возмущение продолжало сочиться из сжатых в кулак рук. Пальцы сжимали плед, а я судорожно думала, что делать. Думать особо было нечего. И я заставила себя встать и начать собирать вещи. Открыв чемодан, я встала посреди комнаты. Попытка сосредоточиться провалилась. Мысли метались, как стая птиц, не давая ни единого шанса зацепиться хоть за одну. Сделав глубокий вдох, мне не сильно стало лучше.

Я сложила шорты, джинсы и кучу футболок. Взяла несколько пар кроссовок и кед. На не очень аккуратные стопки одежды кинула книги. Наушники, плеер, фотокамеру и зарядные устройства засунула во внутренний карман чемодана.

Собрать вещи за десять минут вполне возможно, если знаешь, что единственный, кто тебя увидит, будет домашний скот и грязь.

— Вот и все. — Мои слова повисли в тишине. Я посмотрела на свое отражение в зеркале и мне стало так невообразимо жаль себя. Чтобы убрать чувство одиночества, я набрала номер своей подруги.

— Алло, привет!

— Привет, Эмма. А ты где? — Подруга нахальным голосом одернула кого-то.

— Лейзи, тут такое дело...

— Мама не разрешает поздно гулять? — Лейзи рассмеялась в трубку, а я неловко выдавила смешок.

— Да нет... Забавная ситуация. Знаешь, я еду к бабушке завтра. — Я зажмурилась и сжалась в комок, как будто что-то сломала. 

В трубке повисла тишина.

— Эм, ты серьёзно? Нет. Стоп. Заткнитесь вы там! Это действительно правда? — Лейзи была явно в замешательстве.

— Да.

— Ха! Ничего себе! — Трубку неумело прикрыли. — Ребят, Эммы не будет. Да! А ты на всё лето уезжаешь?

— Да. На всё. Я постараюсь приехать раньше, но это вряд ли.

— Эм, мне... Нам, короче, всем очень жаль, что тебе придётся тухнуть все лето. Надеюсь, что ты сможешь вырваться. А если нет, то я тебе обещаю, мы за тебя повеселимся!

— Вдвойне? — Мой голос прозвучал отстранёно, но я все равно выдавила из себя улыбку, как будто меня могли увидеть.

— Втройне! Крепись, ладно? Мне пора, будем на связи! Пока.

— Пока. — Но это я сказала уже не Лейзи, а гудкам. — Отлично! — Я обратилась к пустой комнате. От этого разговора мне стало ещё хуже. Я посмотрела ещё раз на себя в зеркале. Вид был нашкодившего ребёнка. Кажется, я действительно кое-что сломала.

Мне пришлось открыть Twitter и пролистать практически всю ленту, чтобы хоть как-то успокоиться. Но это мне не помогло, и я откинула телефон на кровать. Экран постоянно загорался от сообщений с соболезнованиями и прочей ерундой. Меня это не интересовало, а даже злило. Лейзи со своим длинным языком уже всем всё успела растрепать. Не выдержав такого внимания, я захлопнула дверь в свою комнату и спустилась на кухню. 
Ноги на автомате двинулись к холодильнику. Остервенело дёрнув ручку дверцы, я уперлась взглядом на полки. Мне приятно холодило кожу, убирая румянец с щёк.

— Что ты там пытаешься рассмотреть? — насмешливо спросил папа.

— Повод остаться здесь.

— Детка, бабуле нужна твоя помощь. — Я молча закрыла холодильник, а папа продолжил веселым тоном рассказывать, на что обречено мое лето. — У неё там хозяйство, а сейчас она уже не справляется, как раньше.

— Господи! Все ещё? Просто отлично! Все своё лето я проведу со свиньями! — Я скорчилась в улыбке.

— Не глупи, Эмми, — вошла в комнату мама и, оперевшись на обеденный стол, продолжила: — Там не только свиньи.

— Это дело не меняет.

— Бабушка с дедушкой уже тебя ждут. Мы тебя довезем до вокзала, а там ты сама доедешь до нужной станции.

— Какой-то полный бред! Мы так не договаривались. Мы вообще никак не договаривались. Меня даже никто не спросил: «Не против ли ты, Эмма?». Потому что я против.

— Послушай...

— Нет! Категорическое нет!

— Брось, тебе там понравится. — Папа пытался меня унять, но его голос утопал в моих словах.

— Сильно сомневаюсь! — Я сложила руки на груди.

— Знаешь, а я не сомневаюсь. Что ты у бабушки со свиньями проведёшь лето, что здесь! Разницы не вижу... — Мама строго на меня посмотрела.

Я фыркнула на ее высказывание и направилась к дивану. Казалось, за столько лет я должна была привыкнуть, но в груди что-то потяжелело, а в носу защипало.

Мама никогда не отзывалась лестно о моих друзьях, но каждый раз ее слова попадали точно в цель.

— Я в твои годы намывала полы, убирала весь дом, готовила на всю семью и помогала как только можно, а ты не можешь даже одно лето помочь. Неужели тебе не стыдно? Ты здесь прохлаждаешься, а бабушка с дедушкой на ферме должны загибаться!

Я молчала. Мне действительно было стыдно. Я включила телевизор и стала листать каналы, стараясь унять чувство несправедливости, разраставшееся в груди.

— Собрала вещи?— Папа подсел ко мне.

— Да.

— И возьмёшь ещё кое-что. — Мама стала копошиться на кухне.

— Можно прогуляться? — Я надеялась встретиться с друзьями до того, как меня отправят в колонию на три месяца.

— Да, до магазина. — Мама беспечно что-то разбирала в морозильнике.

Я шумно выдохнула.

— Ладно.

— Я сейчас напишу тебе список. — Мама начала что-то торопливо писать, а я медленно натягивать кеды.

Через несколько минут мама протянула мне исписанную бумажку и деньги.
— Только туда и обратно. Слышишь?

— Да.

***

Я взяла свой велосипед и поехала в магазин. Автоматические двери открылись, и меня встретил холодный поток воздуха, тихая музыка на фоне и расслабленная обстановка. Расслабленнее от этого я себя не чувствовала.



Blackmilk

Отредактировано: 19.09.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться