Я, дракон и семь принцесс

Глава 1. Седьмая вода на киселе

– Не забудь медицинскую карту, – сказал мне Валек.

Это мой жених, а его полное имя – Валентин. Забавно, правда? Хочу сказать: кто-то до сих пор так называет мальчиков? Да? Ну что ж, я за любой кипишь кроме голодовки, пусть будет Валентин, и даже не совсем святой. Зато на знаки внимания не скуп. Мне хватило пары месяцев, чтобы осознать: вот та самая любовь с первого взгляда и на всю жизнь – красивый, с иголочки одетый, загорелый, будто только что с Бали.

Я подошла сзади, обняла, ощущая под футболкой до безумия приятный на ощупь рельеф торса, прошептала на ухо:

– Ты на Варадеро собрался или в пансионат для тех, кому за?

– Ань, мы же договорились. Что начинаешь опять?

Когда Валек нервничает – становится настоящим брюзгой. Осознаю, что в будущем это может стать проблемой, но как говорила бабуля – «умеючи можно и из козла человека сделать». А у меня впереди – целая жизнь. И романтический месяц на океаническом побережье. Это, конечно, если я его родственникам понравлюсь.

Валек рассказывал, что на Кубе у него не то двоюродная тетка, не то троюродная бабка – в общем, седьмая вода на киселе. Но замес у этого киселя крепкий: у той не то тетки, не то бабки кроме Валека других родственников нет, поэтому уютный домик и неплохой ресторанный бизнес впридачу перейдет ему как прямому наследнику.

– Ко-отик, не средись, – протянула я и потерлась о его щеку своей.

Валик сразу смягчился, перестал ворчать и принялся гладить мое бедро.

Я заурчала, давая понять, что вовсе не против продолжения. Дразня, обвела пальчиками его живот, нырнула под футболку, и…

Вздохнув, Валек перехватил мою руку.

– Зай, у нас такси через десять минут. Люблю тебя безумно, но давай потерпим до прилета?

– Скучный ты тамада, – разочарованно пробурчала я. – И конкурсы у тебя неинтересные.

Невероятно, но факт: мне за двадцать, но я все еще девственница. Как-то не везло в любви, не встречала «того самого». С появлением Валека все могло измениться, вот только он сам не спешил. И кто распространяет эти дурацкие слухи, будто у парней только одно на уме? Дальше взаимных ласк у нас никогда ничего не доходило.

Сделав вид, что обиделась, хотя умом понимала, что сейчас и вправду не время, отошла и принялась рыться в сумочке: паспорта взяла, косметичку взяла, наличку взяла, билеты взяла, телефоны взяла, зарядку к ним тоже…

– Медицинскую карту, – словно прочитав мои мысли, подал голос Валек.

– Зануда! – возмутилась я.

Но подчинилась и положила подготовленную заранее карту со всеми анализами и выписками. Для чего она понадобилась Валеку – бог весть. Сказал, что когда будет просить не то у тетки, не то у бабки благословения, она обязательно спросит, а будут ли внуки. Мол, внуки для них – все равно как наследники для королевской семьи. Мол, потому и родных кроме Валека не осталось, что кто-то бесплодным оказывался, а кто-то умирал рано. Того и гляди, род прекратится, а у их бизнеса очень уж хорошая репутация, и бренд поддерживать надо, по наследству передавать. По мне – чушь собачья, но со своим уставом в чужой монастырь не едут. Да и скрывать мне нечего: ведь здорова по всем показателям, недаром едва профессиональной пловчихой не стала. А дети… почему бы нет? Не сейчас, а в перспективе. Да хоть бы и после свадьбы.

В том, что свадьба состоится – я ни разу не сомневалась.

Валек сам предложил спустя каких-то два месяца после знакомства. Думала, умру от счастья! Помолвочное колечко оказалось изящным, тоненьким, с вкраплениями крохотных искрящихся камешков. Думала – фианиты, ан нет. Бриллианты! Откуда деньги взял?

Валек отмалчивался и загадочно улыбался.

Я ревела, как ненормальная.

Еще через две недели утром на подушке нашла билеты до Гаваны.

«То пусто, то густо», – сказала бы бабуля. Но, конечно, была бы рада за меня: одна ведь меня растила. Родителей я и не помнила: в аварии они погибли, когда мне и трех лет не было. А бабушка всю жизнь твердила, что я достойна принца, и не меньше! И другие пусть даже носа не кажут! Не для них такая ягодка вырощена!

Шутила, конечно. А я как дура ждала своего Грея на алых парусах. И дождалась Валека. Может, там, на небесах, бабуля все-таки достучалась до Всевышнего. Спасибо ей за это. Будет у внучки и любовь, и счастье.

Путь в мое прекрасно далеко начался точно по часам и проходил без сучка и задоринки: вовремя приехало такси, вовремя доставили в аэропорт, регистрацию прошли быстро, на таможне не задержались, рейс не опоздал, места пусть и эконом, но в середине салона, а в иллюминаторе, как на ладони, чистое, без облачка небо, и до самого горизонта раскинувшееся море.

Я прижалась щекой к ладони Валека и, всхлипывая, прошептала:

– Люблю тебя, коть. Ты знаешь?

– Знаю, – засмеялся он. – Я тоже тебя люблю, Ань.

И поцеловал в макушку.



Полина Флер

Отредактировано: 04.12.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться