Я не полукровка

Глава 1

Рэйм


      Имя мое - Рэйм. Я — волк, наследник древнего рода волков-оборотней. Наш народ тысячи лет живем среди людей, не подозревающих о нашем существовании. Кто такой наследник, спросите вы? Наследники — это сыновья семей, возглавляющих волчьи кланы-стаи, и наследующие силу и могущество магии своей семьи. Такое наследие, передающееся только по мужской линии, - священно, и никто другой не может претендовать на правление стаей, разве что только наследник из другой стаи. Подчинение в стае основывается на иерархической системе, подобной пирамиде. Оборотни с низших ступеней во всем подчиняются главе стаи, как доминанту своего вида и обладателю сильнейших физических и магических сил. Силовой контроль над более низкими уровнями главе стаи помогают осуществлять его приближённые. В различных стаях такой контроль отличается: у кого-то более строгий и жесткий, у кого-то мягкий и сдержанный. Особи рангом ниже от природы чувствовали потребность подчиняться главе стаи или его наследникам, что позволяло держать стаю в повиновении без особых хлопот. Подобное устройство нашего сообщества помогало сохраняться нашему виду тысячелетиями, надежно скрывая от людей.
     С древних времен такой порядок вещей поддерживается и сохраняется божеством, которому мы поклоняемся, и имя ему — Звериный Бог. Много тысяч лет назад мы были небольшим народом, жившим на своих землях. Но произошло много перемен, и волчий народ разошелся по миру, обосновавшись среди людей. Наша особенность в том, что мы не просто способны принимать звериный облик, а основано это на магии. От наших укусов люди не превращаются в оборотней, природа наша совсем другая. Больше основанная на магии, чем на простом обращении в зверя. Человек так просто не может стать одним из нас, хотя в древние времена такая возможность была более доступной. Последние пару сотню лет волком можно было только родиться.
     И таки да, я - волк от рождения. Детство мое, проведенное в кругу любящей и заботливой семьи, было радужным и счастливым. Но все когда-нибудь заканчивается, и к четырнадцати годам я, как и большинство волков-оборотней, отправился в волчий университет.

     Почему в четырнадцать, спросите вы? Да потому, что из-за особенности физиологии волков, молодняк в четырнадцать выглядит как двадцатилетние люди. Да, мы растем и развиваемся быстрее человеческих детенышей, но все же нас считают детьми и относятся, как к детям, потому что волчий век длиннее человеческого. Хотя по человеческим меркам мы можем и знаем намного больше, чем обычные дети, но обязаны проходить специфическое обучение, связанное с нашей принадлежностью к расе оборотней. А уж тем более это касалось наследников стай правящих семей, одним из которых являюсь я.

     Начальное школьное обучение проходит дома, а по достижению установленного возраста молодые волки поступают в специальный университет. Так как наше сообщество является скрытым от людей, то молодняк до определенного возврата полностью огражден от общения с ними. Такие ограничения не могли действовать вечно, потому что молодым волкам требовалось общение и спуск своей нечеловеческой энергии. И цель существования данного учебного заведения заключалась не только в подаче знаний, но и как место открытого общения с себе подобными без какой-либо скрытности и притворства. Только на территории этого заведения молодые волки могли вести себя так, как хотели, и быть теми, кто они есть.
      Возрастная категория поступления в это специфическое заведение еще определялась тем, что к четырнадцати годам большинство волков обретали способность трансформироваться в звериный облик. Были и те, кто научился раньше или позже. Как правило, наследники и дочери из правящих семей, связанные более сильными магическими узами со своей звероформой, обладали преимуществом быстро трансформироваться и без проблем. У остальных с этим было туже. Чем древнее род, тем сильнее магия и способности. И я отношусь к одному из таких родов. И моя стая одна из сильнейших.

      Поступив в университет, я немного переживал, как все будет. Практически лишенный общения со сверстниками, не представлял, как правильно контактировать с ними. После домашних условий оказаться вдали от семьи и любящих родителей было страшновато. Но по прошествии первых дней понял, что не всё так плохо, как казалось на первый взгляд. Остальные были также растеряны и неуверенны в себе. Я же почти сразу обрел невероятную популярность на своем курсе. Причины тому были разные: кому-то я понравился внешне (в основном это были девушки), кто-то желал завести знакомство с наследником. Другие сами тянулись ко мне с целью познакомиться и подружиться.

      Ни одна волчица не проходила мимо меня, не обратив внимания. Если которая из них цеплялась со мной взглядом, то не могла отвести глаза, глупо улыбаясь и выставив на показ клыки, пока я сам не отворачивался. Я выделялся из толпы, будучи на полголовы выше любого однокурсника, к тому же еще рос. Высокого, крепкого, красивого темноволосого парня с невероятными зелеными глазами замечали все. Одной из особенностей оборотней было: чем древнее род, тем красивее его представители. Словно, то ли природа, то ли бог, которому мы поклонялись, из поколения в поколение отбирали лучшие гены для потомков. И на данный момент в универе я был единственным представителем такого рода, так что на фоне остальных выделялся вдвойне. Девушки смотрели на меня, облизываясь, а парни — с завистью. Практически каждый чувствовал во мне наследника, потому не рисковал перейти дорогу. Наследников на курсе было немного, включая меня, всего четверо. Да и на других курсах их количество было немногочисленно. Обычно от каждой правящей семьи наследники обучались лишь раз в пятьдесят лет. Члены управляющих стаей семей живут дольше других волков и придерживаются определенных правил, касающихся только их. Это несколько усложняло жизнь, но оправдывало себя веками. Такова была цена силы и магии.

    С каждым днем моя популярность росла с невероятной скоростью. Последний раз похожая слава слыла за моим отцом как представителем одного из древнейших родов. Но на данное время он не был главой стаи. Ситуация в нашей семье был сложной и во многом отличалась от других. Но это не меняло моей сути, я все равно был наследником. Я даже немного опьянел от такого внимания. Довольно соблазнительно, когда все восхищаются тобой и стараются угодить. Как я не старался, угодить всем не мог, но мне было безразлично мнение меньшинства. Когда ты чувствуешь, что по-настоящему крут и что все чуть ли не преклонятся перед тобой, такие мелочи отходили на второй план. Характер наследника брал свое, а значит, оставались недовольные.

    Слухи обо мне разошлись и на другие курсы. Даже девушки со старших курсов стали обращать на меня внимание. Обычно студенты разных курсов в учебе не сталкивались. Наш курс состоял из сорока студентов, разделенных на две группы, которые объединялись на лекциях, и занимались мы на первом этаже семиэтажного здания университета. У каждого курса был свой этаж, где они и учились. С каждым годом этаж менялся, как и курс. Да и общежития для каждого курса тоже были свои, делясь при этом на женскую и мужскую половину. Основывалось это на том, чтобы старшекурсники не задевали младших и парни не мешали девушкам. С возрастом силы оборотней росли, и старшие просто физически превосходили младших. Но общение между курсами было: в столовой, кафе, библиотеке, спортзале, во дворе, на танцах. Молодняк с разных курсов, так или иначе, общался со своими из одной стаи. У кого-то даже родственники были на разных курсах. Так образовывались компании из разных возрастов. Хотя преподаватели следили за тем, чтобы старшие не трогали младших, но избегать стычек полностью не удавалось. Но такова была волчья сущность: сильнейшие всегда стремились доминировать над слабыми. Молодняк учился выживать и бороться за свое место в стае, так же как и в дальнейшей жизни, в отличие от наследников, судьба которых уже была предначертана с самого рождения. В отдельных случаях, если наследник был не один, то прочие могли возглавить другую стаю или основать свою, или просто остаться в составе родной.

    Обучение в университете занимало семь лет. Выпускной год приходился на двадцатилетие студентов, когда молодые волки по меркам оборотней считались совершеннолетними. И выходило, что выпускники были старше новичков почти на семь лет. Как и полагалось, сильнейшие не упускали возможность показать свое превосходство над малышней. Чаще всего это были какие-нибудь шутки, незлые проделки, но случалось всякое. Несмотря на озорство, волки оставались хищниками и иной раз поступали жестоко.

    Нет, меня никто не трогал. Не смели. Хоть я и был младше, но все же, я - наследник. А подобные мне отличались большей силой и способностями. Для нас даже существовала отдельная программа обучения, помимо общей. Ни один оборотень рангом ниже не мог сравниться со мной. В группе - да, но не по одиночке. Как известно, волки сильнее в стае.

    Университет, кроме стандартных познаний и навыков, преподавал школу жизни среди себе подобных. С первых дней среди поступивших формировались компании и группы по интересам. Кого-то начинали доставать сильнейшие, кто-то обретал друзей, кто-то — врагов, а кто-то просто искал любовь. Заведение, где все были практически равны, преподавало уроки выживания в волчьем обществе. Наследников это мало касалось, они отдельная категория, не подпадающая ни под какие определения. Что хотели, то творили. К счастью остальных, такие особи были считанными.



Ирен Нерри

Отредактировано: 29.01.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться