Я не сведу тебя с ума

1

Как Новый год встретишь, так его и проведешь. Эту истину мне вдалбливали в голову с самого детства. А если тебя в преддверии этих праздников еще и бросают, то, начиная с первого января, быть тебе в одиночестве.

Но хрен с ним, с Новым годом, даже сессия не так сильно волнует — по большей части автоматы — задевало другое. Меня не только бросили, обидели и далее по списку, мне еще и изменили. Причем изменили с особенно извращенным обоснованием:

— Зой, ну я же мужчина, мне же нужен секс, — и взгляд такой, честный-пречестный.

И я бы поняла, если бы я входила в клуб “Недающих дам”, так нет же, к интиму относилась спокойно, синий чулок на голову не надевала. Видимо, из-за этого до сих пор и несла бремя девственности.

— Зой, ну ты ведь такая чистая, такая непорочная, как я мог? — говорил Вадик за десять минут до того, как я официально разорвала с ним отношения.

Чистая, непорочная… тфу! Вот просто тфу!

От этих слов начинало колотить. В голове сразу всплывала яркая картинка того, как я спускаюсь с небес на землю в белоснежных одеждах, складываю крылышки в чемодан, нимб в карман, обуваюсь в тапочки с плюшевыми кроликами и иду искать себе мужа. С которым и до свадьбы ни-ни, и общаться только через бумажный пакет. Чтобы уж точно соблазна не было.

Бред! Какой же бред!

И осознание этого факта позволяло держаться в руках, не разрыдаться от мерзкого ощущения того, что меня не только предали, но и растоптали всяческое понимание мужских поступков.

Я всегда отдавала себе отчет в том, что отношения в двадцать первом веке строятся по примерно одной и той же формуле. Люди знакомятся, чуть общаются, у них завязываются отношения, которые влекут и хождения за ручку, и поцелуи, и секс. Понимала прекрасно и тот факт, что если где-то в этой формуле стоит кривая переменная, то отношения идут погулять в межкарманную зону. Это всегда казалось мне довольно закономерным.

Я никогда не строила иллюзий.

Зато их всегда навешивали на меня.

— Никогда не судите человека по внешности, — говорили нам все, начиная от воспитателей в детском саду и заканчивая авторами современных околохудожественных виршей.

Но вот именно по внешности меня и судили. Большие синие глаза, светлая кожа, длинные каштановые волосы. По мнению тех же одногруппников, я походила на куклу. Этакую фарфоровую девочку, которую и пальцем-то страшно тронуть, разобьется. Вот только такой я себя не чувствовала.

— Зой, — спокойно окликнула меня соседка по комнате. — Ты точно в порядке? Ты сейчас пол продырявишь.

Я ходила кругами по комнате и, по всей видимости, действовала Лере на нервы. Она готовилась к “выходу на променад” — традиционным пятничным тусовкам в клубе. Вокруг нее валялись тюбики: консиллер, праймер, пудра, тональник и еще тысяча штук, названия которых я вряд ли когда-нибудь запомню.

— Лер, — в голову внезапно пришла идея. Нет, не так — Идея. С большой буквы. Надоело быть “чистой и непорочной” в глазах остальных, настало время что-то менять. — А накрась меня, пожалуйста.

— Тебе-то зачем? — она даже отшатнулась. — У тебя и так все ок. Кожа лица ровная, ресницы густые…

— Ну накра-а-ась, — протянула я, присаживаясь напротив нее и закрывая глаза. — Я сегодня с тобой пойду!



Верхова Екатерина

Отредактировано: 29.11.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться