Я, подельник Сталина

Размер шрифта: - +

Предисловие.

Я ни разу не русский. Башкорт. Если вам будет угодно – башкирин или даже башкирец: я не кумысный патриот, не обижусь. Честным надо быть. Ведь и мы, башкиры, немцев называем немцами. Нисколько не задумываясь, возможно, наследникам сумрачнего гения было бы приятственее услышать из наших уст привычное “дойч”.  Это еще не упоминая столь обидную этимологию “немца”-немого! Так вот, башкорт я, и даже приблизительно не могу прикинуть, как отношусь к родному языку. Я в нем родился, я на нем работаю и общаюсь с самыми близкими людьми. Он свой, родной, и эти сказано абсолютно все!  А вот русский язык люблю. Сильно. Возможно, неразделенной любовью. Судить вам. В качестве адвоката на этом судилище имею сообщить следующее.  Подзащитного, то бишь меня, всю жизнь учили, коим образом надлежит любить русский язык. Спряжения,     глаголы, наречия верхом на прилагательных да с суффиксами на привязи… Ладно, с этим можно и нужно смириться. А вот когда начинают давать руководящие указания по стилю, тут я зверею. Это наши с русским языком интимные отношения! Коли любопытно, можете посмотреть, а вот чтобы свечку держать и с советами лезть – ни-ни! Анахронизмы и неологизмы, новояз и арго, заимствования, повторы, кои не являются тавтологиями, как принято считать, собственно говоря сами тавтологии и прочая, и прочая – всю эту смесь так непринужденно и органично впитывает в себя современный русский язык, нельзя не умилиться и восхититься. Будто юная пейзанка на утренней зорьке с хрустом грызет белоснежными зубками ядреную репку. Нет, все-таки, лучше – редиску. Только что сорванную с грядки редиску.  Не беда, что толком не помыла, вытерла об подол, и ладно. А о чисто гипотетической возможности  дезинфекции овоща хлоркой и прочими гадостями по простоте душевной и не подозревает.  На фига козе баян, попу - гармонь, икона - папуасу? Да ее цветущий организм безо всякого для себя вреда перварит любую инфлуэнцину, да   хоть миллионное микробное поголовье. Мало того, еще и нальется селянка силой родной (или ставшей родной) земли, вместе со всей ее флорой и фауной. Русский язык  и не язык вовсе, Языкиня! Вечно юная, озорная, взбаламошная и напористая,  порою наивна как дитя, порою – нет ее мудрее. Кокетка, ветреный ребенок!  Попробуй догадайся, в одну и ту же фразу – “Мальчик склеил в клубе модель”, всего пару десятков лет назад она соизволила вложить совсем-совсем другой смысл. А не тормози, беги задрав штаны, поспевавай за ней. На нудные нарекания запыхавшихся, лишь подернет плечиком, шаловливо улыбнется, да и выдаст очередной перл: “ Профессор завалил на сессии студента. После сессии студент завалил профессора. Чуешь разницу? Хоть чувствуешь? Нет? Сердешный, ты никак  с недоперепоя!” И зазвенит хрустальным смехом на всю округу – кокетка, ветреный ребенок.  Но всегда ласкова и жалостлива,   большая и  теплая.  Нет, в нее положительно нельзя не влюбиться!

Сейчас про содержание.  Лицемерно каюсь, действительно, я недобитый комсомолец, диванный имперец и пассивненький такой неофит ислама. И, как мне это представляется, разумный националист. Сильно в этом сомневаюсь,                      но по официальной версии жизнь дается человеку только один раз. И эту единственную жизнь каждый из нас вправе пройти (проползти, пролететь – нужное подчеркнуть) так, как ему нравится. В том числе оценивать окружающий мир, как заблагорассудится. Лично ему, а не, скажем, либералам с тоталитарными замашками или либеральненько  размякшим государственникам и прочим почвенникам.

А, чуть не забыл, положно ведь благодарственные слова написать тем, кто сподвиг на клавиатуропачкательство. Естественно, спасибо матери с отцом. Ростом не очень-то и вышел, возможно  – умом тоже, а вот к чтению пристрастили с самого нежного возраста. Учителя советского образца, что тут еще добавить. Еще благодарю все 260 миллионов людей, состоящих в свите русской Языкини. Хотя нет, это только ныне живущих около  260 миллионов.  Александр Сергеевич, Николай Васильевич, Аркадий Тимофеевич, Антон Павлович, Сергей Александрович, Александр Александрович, Владимир Семенович, да, да, всенепременно и Владимир Семенович – и не перечесть, сколько достойных людей, талантливейших и просто хороших,  холили и нежили, учили уму-разуму, наряжали  нашу общую любимицу… Так что, возможно, следует поблагодарить под целый миллиард. Мне не жалко, благодарствую всем!



Ильфат Янбаев

Отредактировано: 25.02.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться