Я тебя никому не отдам или Самая Величайшая В Мире Ложь.

Пролог

 

 Между плотно уставленных машин пробирался чёрный внедорожник, стараясь максимально близко подобраться к зданию школы. 
  - Ты уверен, что не надо тебя забирать? 
  - Уверен, я думаю школьным фуршетом дело не закончится, - весело смеясь. - Это же встреча выпускников! 
   Виртуозно протиснувшись к самым воротам, машина остановилась. Светленький парень шустро выпрыгнул наружу, на прощание махнув рукой водителю и устремился ко входу.    
    Черная махина медленно попятилась задом на выезд, каким-то чудом избегая столкновений с нестройно припаркованными автомобилями. От пронзительного сигнала водитель резко нажал на тормоз. 
  Одновременно послышались вопли:
  - Куда прешь!?
   Молодой человек рассмотрел в зеркале заднего вида капот серого такси, перекрывающего выезд.
 - Габаритов не чувствуешь!? - снова тот же вопящий мужской голос. 
    Хозяин внедорожника покачал возмущенно головой и вылез из автомобиля, направляясь к орущему таксисту. Старенький, местами поржавевший "Форд" подпирал "Туарег" в бампер. Водитель данного чуда, пожилой дядька отборно ругался высунувшись из окна. 
   - Куда прешь!? 
   - Чего орешь? Высаживай пассажира и езжай себе, - спокойно ответил парень. 
   - Ну вот куда ты прешь!? Понакупили прав, идиоты!
   - Да тебя стою жду! - раздраженно бросил через плечо уходя.
   Таксист-скандалист, с ним вообще лучше не начинать диалога. Таким, как пить дай, только бы поскандалить... 
     Парень обернулся, будто что-то почувствовав и потерял мысль. Из такси вылезла стройная, длинноволосая девушка и не смотря по сторонам, будто прячась, торопливым шагом направилась ко входу школы. Быстро обернулась, буквально секунду он видел ее лицо. Сердце пропустило удар и сразу же понеслось в бешеном ритме. Эту хрупкую фигурку он не спутает ни с кем... эти губы, он узнает из миллиона... 
    Длинные по пояс золотистые волосы сияют переливаясь на свету. Короткое, чёрное платье повторяет каждый волнующий изгиб девичьего тела. На стройных ножках, чёрные босоножки на высоченной шпильке, в руках маленькая лаковая сумочка. Напряженные плечи заметны невооруженным глазом.   
    Он сразу понял, пытается скрыться именно от него и кажется, что вот-вот сорвется на бег. Еще секунды и прекрасное видение исчезло за дверями здания школы. 
      С непонятным волнением внутри он вернулся в машину, завёл двигатель, но с места не тронулся, понимая, что не может уехать. Тяжело выдыхая оперся лбом о руль. Воспоминания пронеслись в голове яркими слайдами.   
    Выдохнул еще раз, решительно включил заднюю передачу и сдал назад. Развернулся и пополз на выезд из муравейника машин, бывших учеников школы.  Выехал на дорогу, сердце сжало словно в тисках, кровь стучит в ушах, дышать нечем, душно. На светофоре резко затормозил на красный сигнал, чуть не пропустил, как только загорелся зелёный, развернулся и поехал обратно, набирая номер оставленного на празднике друга.
   - Ну что нянечка тебе ещё надо!? - недовольный ответ прозвучал после первого гудка.
   - Ты её видел? 
     Возникла затяжная пауза и шум шагов, звук музыки удалялся. 
   - Видел. Её сразу не узнать. Изменилась ого-го. 
   - Ничего не изменилась, я сразу узнал. 
   - Говори прямо, чего ты хочешь? Я веселиться пришёл, а не твоё прошлое разглядывать. 
    - Просто скажи ей, что я хочу сказать что-то важное... Я буду ждать её два часа, ровно два часа, у ворот где и раньше. 
   - Ты больной! 
   - Может быть... 
     Положив телефон на панель, он пристально смотрел на виднеющиеся сквозь деревья двери школы, в которой сам не учился, но с ней связано очень много воспоминаний. Знает же не придёт. Не придёт она, столько лет прошло, все прошло, давно уже все забыто. Оба изменились, повзрослели и все поменялось. Это просто эхо прошлого. 
     Час спустя еще больше стал уверен в глупости своего поступка. Большей глупости он ещё не делал... Делал, и поэтому сейчас сидит здесь и боится, что она придёт, а он и не знает, что хочет ей сказать.       Просто хочет знать придёт она или нет, а что сказать он найдёт, для неё всегда найдёт. Не придёт! Это же все полнейший бред! Она давно и забыла, что такой был в ее жизни. Да в принципе и не был, так маленький эпизодик. Повернул ключ в замке зажигания и тут же снова заглушил двигатель. Пошёл второй час, как он ждёт, разрываясь между разумом и чувствами.   
      В который раз взглянул на время, еще пятнадцать минут и два часа истекли. Как быстро бегут минуты. Идиот! Господи, какой идиот! Завёл машину и отъехал, резко по тормозам. Из школьного двора, по колдобистой дороге, осторожно ступая шла она. Не веря своим глазам быстро моргнул, прекрасное видение не исчезло, сердце забилось быстрее. Вылез из машины и пошёл ей на встречу, слушая своё шумное дыхание, внутри все переворачивалось скручивая внутренности в тугой узел. Не доходя пары метров, сказал:
   - Привет, - пытаясь поймать её взгляд.      
   - Привет, - ответила она, смотря себе под ноги, боясь споткнуться и растянуться на давно не ремонтированной дороге. 
      Он остановился прямо перед ней. 
    - Здесь невозможно идти, - пробурчала девушка, стараясь не подвергнуть ногу. 
   - Как и раньше, - ответил он чуть севшим голосом, протягивая руку в помощь.
      Проигнорировав предложенную руку, она вместе с ним дошла до машины. 
      Привычным движением откинула за спину шикарные, идеально уложенные локоны. 
   - Тебе идёт этот цвет, - заметил парень, жадно рассматривая изменения в ней.
      Он не мог оторвать взгляда. Не такая хрупкая, как раньше, но теперь перед ним не малолетняя девчонка, а взрослая девушка. Красивая, уверенная, смелая. Изменилась, но для него все та же, сердце все так же несется, пальцы по прежнему зудят от желания коснуться... 
   - Ты это хотел сказать? - наконец-то посмотрев ему в лицо. 
      Он ничего не ответил, немного растерянно смотря в её с вызовом глядевшие глаза. 
   - Нет, не это. Посидим где нибудь? 
      Она не сводила пристального взгляда, будто что-то ищет, но никак не найдёт. 
    - Посидим. 
      Открыл по джентельменски дверь подавая руку, она снова проигнорировав его жест, села в машину. Всю дорогу оба молчали, смотря прямо перед собой. 
      Взрослая, уверенная в себе девушка, нет уже той задорной хулиганки, что осталась в воспоминаниях. Она другая, даже пахнет по другому, чужая, совсем чужая.
      Припарковался у кафе, в которое в прошлом они любили вместе ходить и подолгу сидеть болтая ни о чем, держась за руки. Синхронно вылезли из машины, он открыл перед ней дверь пропуская, как делал это когда-то. Все в том же молчании сели за столик у окна, как и когда-то. Антураж кафе изменился, он приходит сюда почти каждый день, а заметил только на ее фоне. Слов для разговора не находилось и нечего спросить, она безмолвно ждёт, он растерянно смотрит, в отчаянной попытке подобрать слова. 
   - Я не думал, что придешь.
   - Зачем звал, раз не думал, - поддела она тут же. 
   - Ты стала другая. 
   - Ты тоже. 
      Повисла напряженная пауза и казалось, что наговорят сейчас друг другу гадостей. Оба сдерживали порыв выплеснуть то, что думают, то, что накопилось. Не изменилось только одно, у обоих все те же претензии друг к другу. 
   - Что ты хотел сказать? - прервала она в нетерпении тишину. 
   - Прощение попросить... - вырвалось у него. 
      Не то, совсем не то. Она не та уже и он не тот уже... Не нужны ей эти слова. Потеряли с годами всякий смысл.
      Потер лицо ладонями. Она терпеливо ждала, яркие глаза выдавали жажду продолжения его слов. А что он хотел ей сказать? Вот она перед тобой вся во внимании, а он говорит не то и хотел он сказать совсем другое. Просто искал повод её увидеть, услышать, посмотреть в её глаза, когда-то такие родные... 
     Однажды все равно приходится отвечать за свои поступки и наверное его время пришло. Все это долгое время, он хотел ей сказать только одно... Попросить прощения, за свою величайшую глупость, которая его до сих пор почему-то мучит. Может совесть и существует...
     Он смотрел на неёи видел спокойную, но незабывшую обиды. Глаза все таки выдают.
   - Я не знаю с чего начать... - заговорил, прочистив горло. 
   - С каких это пор ты стал такой нерешительный. 
   - Только что. 
   - Я наверное пойду. Нам все равно нечего друг другу сказать, - встала забирая со стола сумочку. 
      Он схватил её за запястье останавливая. Девушка вздрогнула и замерла, не сводя взгляда с ухватившей ее руки. Подошел официант, застыв в нерешительности, на подносе дрожали две белые чашки.
    - Сядь пожалуйста. 
      Она села разрывая прикосновение. Официант поставил перед каждым по чашке ароматного кофе и торопливо ретировался. 
   - Я все это время хотел попросить прощения... 
   - Может не стоит вспоминать. Это было пять лет назад. И просить прощение уже не за что, мы оба тогда наговорили друг другу. Может стоит забыть и не трогать прошлое. И ты и я, были виноваты в том, что расстались. Оба упертые и гордые. А кто-то ещё и по детски глуп, - она сразу поняла о чем он хочет сказать и будто боится слышать его слов, пытается остановить. 
    - Стоит. Может мне и не надо все это говорить и ворошить прошлое. И ты во многом права. Может покажусь идиотом, возможно это совесть, которая мучает меня все пять лет, - торопливо говорил, боялся, что она не станет слушать, пытался успеть хоть что-то сказать. - Прости меня, я во всем виноват. Я, один. Может тебе уже давно и не нужно это, - замолчал переводя дыхание. 
      Она ловя каждое слово замерев слушала. 
    - Я... Я спал в ту ночь с Лизкой, она не врала тебе, она сказала правду. Мне нечего было тебе доказывать, потому, что это была правда и я не мог тебе доказать обратного. Я очень сожалею, что я это сделал и осознаю, нетрезвое состояние не оправдание. Многого тогда не понимал... 
      Оборвался под ее взглядом, в котором читалось столько эмоций, переворачивающих его внутренности. Она хотела что-то сказать, но передумала. Сглотнула и отвернулась, какое-то время смотрела в окно и казалась вполне спокойной. Повернулась к нему, посмотрела в глаза долго и пристально. Время остановилось и столько всего было в ее взгляде, что больно резало его по сердцу. Неожиданно её рука взметнулась, ударив звонкую пощечину. У самой по щеке скатилась слеза падая большой каплей на стол. На его застывшем лице остался красный отпечаток от ее пальцев. Так ничего и не сказав, схватила со стола сумочку и буквально пулей вылетела из кафе. Он остался одиноко сидеть, продолжая смотреть на то место где только что была она. Потер лицо ладонями, щека горела, но это ничто по сравнению с тем, что у него творилось внутри. 
      Послышался стук каблуков по кафелю, она шла обратно с гневом в глазах и решительным настроем. Резко обернулся и встал ей на встречу. Буквально подлетев к нему, схватила за рубашку на груди и дергая на себя зашипела в лицо: 
    - Ты ублюдок! Жалкий ублюдок! Я пять лет винила себя в том, что мы расстались. В том, что я глупая не поверила тебе. В том, что я требовала доказательств твоей невиновности. В том, что не доверяла тебе. А ты ублюдок спал с ней и поэтому не стал ничего доказывать! Я все пять лет была уверена, что ты меня любил и не изменял мне! - переходя на крик. 
      Ударила наотмашь по лицу, что было сил, раздирая кожу на щеке кольцом. 
    - Пять лет я была уверена! Пять лет я себя винила! А ты жалкий ублюдок... - голос сорвался. 
      Толкнула его в грудь обеими руками, попятилась задом в испуге, как от монстра и развернувшись выбежала из кафе. 
       Он тяжело опустился на стул. В помещении стояла звенящая тишина. Редкие посетители неслышно перешептывались, бросая любопытные взгляды. А ему легче не стало, как он надеялся. Значит это была не совесть, совсем не совесть...



Теодора Игнатова

Отредактировано: 10.07.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться